- Transport on Line -

Гара-Гара, австралийский писатель-абориген

В октябре обычно жители североавстралийского города Кэрнз проводят фестиваль
"Веселье на солнце". Туристам хотелось видеть на нем "настоящих
аборигенов", и устроители обратились в нашу резервацию с просьбой
организовать наш племенной праздник-корробори. Самолет доставил нас в Кэрнз.

Во время фестиваля много чего было: уличные шествия, музыкальные программы,
спортивные состязания. И конечно, знаменитые крокодильи бега. Организатор
фестиваля Уорренби обратился за помощью ко мне с братьями Линдсеем и Кенни.
Мы послали устроителям бегов заявку на участие и подписали ее: "Профессор
Хартли Крик". (Хартли-Крик -- ближайший к территории нашего племени
городок.) В записке говорилось, что выставляем никому не известного крокодила
по кличке Рег Ансетт, который непременно выиграет гонку. Крокодила у нас,
конечно, не было: враги мы себе, что ли, ловить его, рискуя потерять руку
или ногу?

Из дерева вырезали крокодила длиной сантиметров в шестьдесят, а потом
поймали плащеносную ящерицу такого же размера. Эту ящерицу (по-нашему "мукаджи")
мы выкрасили так: спину синим, хвост красным, а на боках вывели имя "Рег
Ансетт". Ящерицу держали в темном ящике, чтобы она отвыкла от дневного
света.

В день бегов мы, трое братьев, облачились в наряд для корробори -- украшенный
перьями волосяной пояс -- и разрисовали себя красной и белой глиной. Из
кусков коры, шнурков и пучков страусовых перьев выстроили себе прически.
Уорренби -- он белый, но сильно загорел и выглядел как наш парень -- надел
большой лохматый парик, который очень шел к его черной бороде, а сверх
парика водрузил белый тропический шлем. Вид у нашей группы был весьма дикий,
и мы едва сумели прорваться мимо привратника на теннисные корты, где были
назначены крокодильи бега.

Участники уже выставляли своих крокодилов, когда явились мы с большим
ящиком. Крокодилы были разные -- от полуметровых до двухметровых. Челюсти
их были крепко связаны -- чтобы никто из болельщиков не лишился пальцев.
Уорренби вытащил из мешка нашу деревяшку, показал ее распорядителям и объявил,
что три его брата из племени лардилов колдовскими песнопениями оживят этого
деревянного крокодила, и он будет участвовать в гонках. Он снова положил
крокодила в мешок, а мы завели длинные песни-заклинания. Старина Мукаджи
тихо лежал на дне мешка.

Через некоторое время Уорренби пошарил в мешке, покачал головой и велел
нам петь громче. Мукаджи шевельнулся, и Уорренби с радостным видом объявил,
что колдовство подействовало: наш крокодил ожил и готов к бегам.

Телекамеры были направлены на крокодилов, выстроившихся в ряд на старте.
Распорядители хотели взглянуть на нашего подопечного, но Уорренби объяснил,
что крокодил будет очень нервничать, и поэтому его надо держать в темноте
до стартового выстрела. Он заключил пари с распорядителями, что Рег Ансетт
не только будет первым, но и легко побьет рекорд этого стадиона.

-- Каков рекорд? Двадцать три секунды? Он придет за пять!

Судья поднял стартовый пистолет и начал считать, а я передвинул Мукаджи
поближе к выходу из мешка. Раздался выстрел, и я открыл мешок. От солнечного
света Мукаджи зажмурился, зашипел, разинул широкую пасть, потом, распушив
капюшон, встал на задние лапы и побежал по дороге не хуже олимпийского
спринтера. Большинство местных жителей и туристов никогда не видели, как
плащеносная ящерица бегает на задних лапах. Гробовое молчание -- люди не
верят своим глазам. Старина Мукаджи легко обставил крокодилов и покрыл
дистанцию за пять секунд. Но победа его не интересовала. Ему хотелось как
можно скорее убраться подальше от воплей изумленной толпы. Он проскочил
линию финиша и взлетел вверх по одной из опор ограждения.

Мы вчетвером бежали за Мукаджи и орали изо всех сил, подбадривая его.
Бедняга застыл на мгновение, потом, видать, решил двинуть дальше, мотнул
хвостом и спрыгнул прямо на толпу. Дальнейшее его продвижение можно было
проследить только по вскрикам женщин, когда он, стремясь к свету, пытался
взобраться по чьей-нибудь ноге. После изрядной суматохи мы наконец поймали
его и поместили в центре беговой дорожки. Он тотчас встал на задние лапы
и вызывающе зашипел на наезжавшие телекамеры.

Мы потребовали первый приз, но судьи -- чувство юмора у них напрочь
отсутствовало! -- объявили Рега Ансетта подделкой и отстранили "чемпиона",
а с ним и "профессора Хартли Крика" от участия в любых крокодильих
бегах. Отныне и навеки.

Отставной спринтер Мукаджи поселился в зоопарке городка Хартли-Крик.
Там он до сих пор увеселяет посетителей...

=

Перевел с английского Р.АЛИБЕГОВ

1977