- Transport on Line -

Бела Иллеш

Когда в 1917 году австро-венгерская армия вторглась в Северную Албанию,
часть албанского населения дружественно встретила "немитцев".
Одна из причин этой дружбы -- религия (большая часть живущих на севере
албанцев католики). Но "немитцы" очень скоро превратились в "шваба"
-- в этом слове заключалась ненависть и презрение к чужестранцам. Выяснилось,
что можно быть католиком и не знать, что такое "христианская любовь".

До весны 1917 года австрийские солдаты могли безопасно посещать албанские
деревни, расположенные за горами, куда вели только узкие, очень крутые
тропинки, на которых несколько смелых человек могли задержать целый полк.

Но в мае случилось вот что. Интендант расположенного к северо-востоку
от города Скутари военного лагеря, обер-лейтенант Зоненшейн, получил из
Вены приказ достать на месте мулов для транспортировки грузов. Обер-лейтенант
Зоненшейн лично выехал в расположенные в округе деревни и хотел купить
там мулов. Албанцы приветливо встретили "баша немитцев", угостили
его "бозой"1 и кукурузным хлебом, но продать мулов не захотели,
потому что, как они говорили, у них мало мулов и они им нужны как рабочая
сила. Зоненшейн сообщил начальству о безуспешности своих стараний. В ответ
он получил строгий приказ -- достать мулов при любых обстоятельствах.

"Приказ есть приказ", -- подумал Зоненшейн и посовещался со
своими подчиненными. После совещания он послал телеграмму в Вену: "Достану
мулов согласно приказу".

В охране военного лагеря состоял отряд гусар -- 48 человек. Зоненшейн
взял на два дня у командира отряда всех 48 лошадей. Командир гусар вначале
не хотел давать лошадей, но когда Зоненшейн объяснил ему, зачем ему понадобились
лошади, засмеялся и дал свое согласие.

В тот же день 24 солдата интендантского управления под начальством фельдфебеля
отправились в близлежащую албанскую деревню и повели с собой 48 гусарских
лошадей. Албанцы недоверчиво встретили солдат, но не выказали враждебности.
Фельдфебель говорил по-сербски, часть албанцев понимала этот язык, и поэтому
они могли понять друг друга.

=

______________________________________________________

1 "Боза" -- напиток вроде пива.

=

-- Мы хотим обменять лошадей на мулов, потому что мулы полезнее в горах,
-- сказал фельдфебель.

-- Да, мулы полезнее, -- ответили албанцы.

-- Но лошади красивее, -- продолжал фельдфебель, -- а наши лошади привыкли
к горным тропинкам. Кроме того, если этот обмен состоится, мы дадим вам
в придачу табак, спички и ром.

Обмен состоялся. Солдаты возвратились в лагерь с 48 мулами.

На следующий день в ту же деревню отправился отряд полевых жандармов.

-- Мы ищем конокрадов, -- обратился начальник отряда к деревенскому
старосте.

-- Среди албанцев нет конокрадов, -- гордо ответил староста.

-- Посмотрим!

Жандармы нашли в деревне 48 лошадей, на крупах которых был выжжен знак
австро-венгерской армии. Староста начал объяснять, как попали лошади в
деревню, но жандармский фельдфебель не дослушал его до конца.

-- Быть может, ты прав, но возможно, что и нет, -- сказал он. -- Это
нужно проверить. Так как возможно, что ты прав, я не буду искать сейчас
конокрадов, но на случай, если ты не прав, я возьму с собой лошадей.

Албанцы не защищали силой лошадей. Они знали, что если чужестранцы находятся
уже в деревне, то сила на их стороне. Но на другой день утром староста
был в военном лагере и потребовал возврата либо лошадей, либо мулов.

-- Ты пришел слишком поздно, мой друг, -- сказал ему обер-лейтенант.
-- Мулы находятся уже на пути к фронту.

-- Тогда отдай мне лошадей!

-- Лошадей я отдать не могу, потому что они принадлежат немитцкому султану,
а я не могу распоряжаться тем, что принадлежит ему. Но я заплачу вам за
мулов деньги, хорошие австрийские деньги.

-- Ваши деньги я не запрягу в плуг, -- ответил староста.

Он не взял денег. Но в ту же ночь в складе военного лагеря вспыхнул
пожар.

=

В течение четырех веков албанцы жили под владычеством турецких пашей.
За это время они нередко видели еще худшее, чем то, что сделал обер-лейтенант
Зоненшейн. И у них давно выработалась привычка отвечать на подобные дела.
Обычным ответом было убийство одного или нескольких турецких солдат. Но
в деревне, потерявшей 48 мулов, жил сербский студент, по прозвищу "Ник
Грамотный".

Десять лет тому назад этот Ник поехал из Сербии в Петербургский университет.
Там он научился вещам, за которые его арестовали, продержали восемь месяцев
в тюрьме и выслали из пределов России. Ник, которого сербы звали Никитой,
участвовал в мировой войне в качестве рядового сербской армии. Когда австрийцы
заняли Сербию, Никита был взят в плен, но ему удалось бежать в Албанию.
Там он стал пастухом коз и, как пастух, имел право принимать участие в
деревенских собраниях. Албанцы вскоре поняли, что у них умный пастух.

Когда увели 48 мулов, деревня, по старым традициям, собиралась устроить
охоту за солдатами "шваба". Ник считал, что это было бы неправильно,
потому что, говорил он, если это будет сделано, то за проделки пашей "шваба"
расплатятся своей жизнью такие "немитцы", которые никакого отношения
к этому делу не имеют. Нужно мстить тем, кто виноват. Нужна настоящая война!

Это понравилось албанцам. Деревня объявила войну "швабам",
и ее примеру последовал целый ряд деревень. Северная Албания восстала против
австрийцев, которые вели войну в Албании против Франции и Италии.

Австрийская армия потеряла в борьбе против восставших очень много солдат.
Много австрийских солдат пропало без вести. Однажды, совершенно неожиданно,
Зоненшейн получил известие о 48 исчезнувших австрийских солдатах. К стреле,
пущенной в лагерь, было прикреплено письмо. В письме, написанном Ником,
албанцы сообщали, что у них имеется 48 пленных, которых они готовы обменять
на 48 мулов.

"Ваши солдаты едят у нас хлеб не даром. Мы запрягаем их в плуги,
и они работают. Несмотря на это, мы готовы обменять их, потому что, хотя
они и не слабее мулов, но значительно глупее их. Если бы они не были так
глупы, вы не могли бы использовать их для ограбления и угнетения чужого
народа, не причинившего им ничего плохого".

=

Перевод М.ЗЕЛЬДОВИЧ

=

1941