- Transport on Line -

Алексей БАЛИЕВ (журналист)

Попытка блокировать нефтеперевозки через морской порт Новороссийска
оборачивается потерей транзита для Турции

Похоже, экспортный маршрут каспийской нефти определен. Но на ее пути
не встречаются российские порты...

Скорее всего, транзитные нефтедоллары останутся вожделенной мечтой не
только для России, но и Турции, которая прежде считалась одним из главных
"транзитных полигонов" для нефти Каспия.

Итак, с осени 1996 г. через Азербайджан и Грузию уже идет тенгиз-ская
нефть (Казахстан): объем поставок к концу 1998 года достигнет двух млн.тонн.
А нынешним летом в порты Батуми и Поти начнет поступать каспийская нефть
Азербайджана — объем на 1997 г. составляет 600—750 тыс.тонн.

Получается — пока Москва и Грозный "выясняют отношения", закавказский
вариант транзита нефти Каспия уже действует. В отличие от бездействующего
российского маршрута для транспортировки той же нефти (Каспий-Грозный-Тихорецк-Но-вороссийск).

Словом, нефть Каспия уже пошла. Но что дальше?

БОСФОРУ ГРОЗИТ "ОТСТАВКА"

Вот здесь—то и возникли проблемы, и прежде всего у Турции. Анкара уже
несколько лет ужесточает санкции против российских судов, проходящих Босфор
и Дарданеллы, под предлогом их "эксплуатационной ненадежности"
и "экологической аварийности".

Разумеется, суть дела не в заботе о безопасности наших судов: ведь суда
других стран "выглядят" ненамного лучше, но санкциям не подвергаются.

"Соль" проблемы, конечно, в ином.

Казалось бы, иностранные нефте-компании могли быть уверены в свободном,
как и прежде, для них транзите через черноморско—Эгейские проливы. Эти
же компании гарантировали Анкаре содействие в строительстве ответвления
от нефтепровода Азербайджан-Грузия к турецкому средиземноморскому порту
Кейхан (куда, кстати, поступает североиракская нефть). С 1999-2000 гг.
около 80% объема каспийской нефти должно было экспортироваться через этот
порт.

Но в связи с тем, что западные неф-текомпании сократили финансирование
строительства этого нефтепровода и запрашивали Анкару о возможности увеличения
нефтеперевозок из грузинских портов через Босфор, такой сценарий предвещает
сокращение транзитных доходов Турции.

Ее правительство решило "выжать максимум" из монопольного
положения этой страны на артерии Черное море—Средиземноморье. Предлог "атаки"
был выбран политический: в ноябре прошлого года турецкое правительство
ультимативно потребовало принять страну в Евросо-общество, в противном
случае Анкара заявляла об отказе поддержать расширение НАТО на Восток и
рассмотреть заявки на увеличение нефтеперевозок через Босфор и Дарданеллы.

Однако резкое усиление позиций ультраисламистских — антиамериканских
сил в Турции, все более самостоятельная политика Анкары в Закавказье и
Средней Азии, а также в отношении Ирана и Ирака (а ведь Турция член НАТО
с 1950-х годов) сделали свое дело. Ультиматум турецкого правительства был
отвергнут и возымел обратный эффект.

Международный операционный Консорциум (МОК), работающий в Азербайджане,
и Каспийский Трубопроводный Консорциум (КТК), в ведении которого организация
экспорта нефти с казахстанского сектора Каспия, через пару недель после
турецкого ультиматума начали переговоры с правительствами Болгарии, Македонии,
Албании и Румынии по вопросу о трансбалканском транзите каспийской нефти
— к портам Адриатики. По некоторым данным, с января в эти переговоры вовлечены
также Хорватия, Словения и Венгрия, а также Украина и Молдавия.

Косвенное подтверждение тому — подписанные в феврале 1997 г. грузино—украинские
соглашения о транзите части каспийской нефти, вывозимой из портов Грузии
через Украину в направлении на страны Восточной Европы и к литовскому порту
Клайпеда.

По данным американских компаний «Амоко» (участвующей в МОКе и КТК),
«Амбо» и министерств иностранных дел Македонии и Албании, трансбалканский
вариант предусматривает доставку нефти Каспия по трубопроводу от Бургаса
(Болгария) к албанскому адриатиче-скому порту Влёра, где, кстати, расположен
один из крупнейших в этом регионе нефтегазохимический комплекс.

Другой вариант транзита через Балканы - по ответвлению «Дружбы» и нефтепроводу
«Адрия» — через Румынию, Венгрию и Хорватию к адриатическому порту Хорватии
Риека. К тому же словенский участок «Адрии» стыкуется с трансъевропейской
нефтепроводной системой (в направлении на Австрию и Италию).

По данным МОКа, около 250 тыс. тонн каспийской нефти в 1998-99 гг. будет
поступать ежегодно в Риеку и в смешанном сообщении - по Дунаю, а от дунайских
терминалов Венгрии к Адриатике - по нефтепроводной системе «Дружба»-«Адрия».

Турция среагировала со свойственным южным и юго-восточным странам темпераментом:
ее МИД заявил в январе 1997 г., что сложная ситуация в Босфоре и Дарданеллах
вынуждает вообще ограничивать здесь судоходство. Одновременно турецкое
правительство и ряд компаний этой страны пообещали полностью финансировать
строительство грузино-турецкого нефтепровода (Месхетия-Эрзурум-Кейхан).

Анкара стала «заложником собственных проливов» в результате своих амбициозных
требований к Евросо-обществу. Ибо согласие НАТО на прием Болгарии в этот
блок до 2002 года и начатая недавно реконструкция нефтетерминала в Бургасе
свидетельствуют о том, что трансбалканский маршрут каспийской нефти приобретает
стратегическое значение для Запада.

Ибо, как бы в ответ на турецкую «самостийность», новое правительство
Болгарии подтвердило в январе 1997 года намерение страны вступить в НАТО,
а одна из деклараций блока (1996 г.) предусматривает охрану международных
нефтегазоэкспортных коммуникаций на многонациональной основе. Предстоящее
же вступление в альянс почти всех стран региона облегчает выполнение этой
задачи.

РОССИЮ ОБХОДЯТ И НА БАЛКАНАХ?

Характерно, что трансбалканский вариант не предполагает использования
югославского адриатического порта Бар и строящегося с российской помощью
нефтепровода «Дунай-Адриатика» (Белград-Бар), 450 км, который намечено
ввести в действие к 1999 г.

Маршрут «Дунай-Белград-Бар» почти равен по расстоянию маршруту «Болгария-Македония-Албания»
(Бургас-Скопье-Влёра), но примерно вдвое короче транзитного пути «Дунай-Адрия-Риека»
(Румыния-Венгрия-Хорватия с ответвлением в Словению). Очевидно, задача
состоит в «удалении» России и стран, предрасположенных к сотрудничеству
с ней, от артерий, доставляющих каспийскую нефть в дальнее зарубежье.

Варианты транзита через Балканы не предусматривают использования и строящегося
с российским участием болгаро-греческого нефтепровода Бургас-Александруполис,
протяженностью только 400 км, напрямую (без транзита по Дунаю) соединяющего
Черное и Эгейское моря.

Естественно, экспорт через Бар или Александруполис «подвязан» к доставке
каспийской нефти через Новороссийск. Но, как мы уже отметили, российский
маршрут транспортировки этой нефти практически «законсервирован», и зарубежные
инвестиции направляются на расширение нефтетерминалов не в Новороссийске
и не в Александруполи-се, а в Баку, Поти, Батуми, Бургасе, Констанце и
с весны 1997 г. - в Риеке.

Таким образом, североамериканские и западноевропейские компании, скорее
всего, не без ведома правительств ведущих держав НАТО и ЕЭС, «убивают несколько
зайцев одним выстрелом»: дунайско-балканскими комбинациями и грузино-украинскими
соглашениями от транзита нефти Каспия отстраняются не только Россия, Югославия,
Греция, но и Турция.

Во всяком случае, в первом полугодии 1997 г. намечено объявить о создании
нового консорциума по транзиту каспийской нефти за пределы СНГ в составе
8-11 стран и зарубежных компаний, участвующих в КТК. и АМОКе. Россия в
этой структуре не значится...

Но Турция не сдается: 13 марта ее премьер-министр г-н Эрбакан и министр
иностранных дел Ирана г-н Велаяти заявили о необходимости экспортного транзита
каспийского «черного золота» через Кейхан и иранские порты в Персидском
заливе. Имеются данные и о том, что ведутся ирано-иракские консультации
об экспорте части туркменистанской нефти, поступающей транзитом в Иран,
через иракские порты в этом заливе (Басра, Фао).

Однако такой «пасьянс» тем более не может устраивать компании США и
Западной Европы. Ведь именно по настоянию США Иран весной 1995 г. был исключен
из АМОКа, а в 1996 году Вашингтон ввел эмбарго на торговлю и сотрудничество
с этой страной. С Ираком же отношения Запада еще хуже.

Следовательно, «исламизация» транзита каспийской нефти - это уже политический
фактор противостояния Турции с США и ЕЭС и, стало быть, с нефтекомпаниями
данных стран.

«Двойной стандарт» Анкары в отношении судоходства в Босфоре и Дарданеллах,
первоначально направленный исключительно против России, сослужил плохую
службу Турции. Как подчеркивает пресса США, стран ОПЕК и Западной Европы,
все более частые маневры НАТО в Черном и Адриатическом морях предваряют
создание «военного зонта» для артерий каспийского нефтет-ранзита, обходящих
Россию и Турцию. Согласно этим же публикациям, суммарные расходы на обустройство
таких маршрутов оцениваются в 2-2,5 млрд.долларов, что как минимум вдвое
выше, чем при организации транзита через Новороссийск и по грузино-турецкому
маршруту.

Во всяком случае, президент Азербайджана г-н Алиев недавно заявил, что
«основной экспортный нефтепровод с Каспия проходит через Грузию». Ну, а
дальнейшие пути этой нефти, похоже, предопределены.

Транзитные же доходы РФ и Турции по нефти Каспия, оценивавшиеся на период
после 2001 г. в размере, соответственно, до 1,5 млрд. и до 600 млн.долларов
ежегодно, останутся не более чем вожделенной мечтой Москвы и Анкары.