- Transport on Line -

О.МАКСИМОВА, действительный член Русского географического общества

28 августа 1896 г.' русский военный транспорт "Самоед", недавно
вернувшийся в Архангельск после плавания у берегов Новой Земли? снова уходил
от причала в Соломбале в Северный Ледовитый океан. Теперь предстояло идти
в пролив Югор-ский Шар навстречу судам Гидрографической экспедиции для
изучения устьев рек Оби и Енисея и части Карского моря, только что совершившим
трудный переход от Обской губы до острова Вайгач и застигнутым в Карском
море сильнейшим штормом.

Через Здня, 31 августа в 7 часов вечера, "Самоед" вошел в
Югорский Шар. Тут, у селения Никольского, уже стояли на якорях суда гидрографической
экспедиции "Лейтенант Овцын" и "Лейтенант Скуратов".
Теперь все вместе они должны были идти к Мурманскому берегу, где им предстояло
провести комплексные гидрографические работы.

Вопрос об устройстве здесь, на Мур-мане, издавна славившемся богатыми
рыбными промыслами, удобного в морском отношении административного центра
был поднят еще в 1888 г., а о необходимости создания портов говорили и
в 1870-х. Снова внимание правительства было привлечено к морскому пути
из Европы в Сибирь, к устьям рек Оби и Енисея. Между тем единственным руководством
для судов при плавании у берегов Мурмана в то время служило "Гидрографическое
описание северного берега России. 4.11. Лапландский берег", составленное
замечательным русским гидрографом М.Рейнеке, изданное Гидрографическим
департаментом в 1843 г., быстро разошедшееся и переизданное в 1878 г. без
изменения текста с примечаниями подполковника К.Неупоко-ева.

Гидрографическое описание Лапландского берега было составлено М.Рейнеке
по его собственным заметкам и заметкам его помощников - штурманов Я.Харлова
и И.Казакова при описи Мурманского берега 1826-1833 гг., использованы были
также и сведения из рукописных тетрадей поморов. Теперь настало время пополнить
лоцманскую характеристику побережья Мурмана: ведь за годы, прошедшие с
момента опубликования лоции Рейнеке, от штурманов, капитанов судов и начальников
экспедиций поступило немало новых сведений, в том числе по метеорологии
и гидрологии. Многое изменилось: на Мурмане появились новые поселения,
соединенные телеграфной связью и регулярными
пароходными рейсами, построены 8 маяков и до 20 навигационных знаков. Изменения
произошли и в рельефе морского дна, и в очертаниях берегов, что объяснялось
в некоторых случаях общим подъемом берегов Мурмана и засорением фарватеров
в узкостях и на барах рек.

Составить новую лоцию было поручено штурманскому офицеру транспорта"'Са-моед"
штабс-капитану Н.Морозову, "хорошо ознакомившемуся с северным нашим
побережьем во время его многолетних там плаваний и заявившему себя обстоятельным
составлением лоции Самоедского берега, изданной Главным гидрографическим
управлением в 1896 г. ", - будет говориться в предисловии к лоции.

А сам Морозов об этом напишет так: "В 1896 году я получил лестное
для меня предложение от Главного гидрографического управления пополнить
из разных источников лоцию Рейнеке и предполагал сделать это тем же способом,
как и подполковник Неупокоев, т.е. подстрочными примечаниями, но когда
эта работа значительно подвинулась вперед, то выяснилось неудобство такого
способа, а именно: местами подстрочных примечаний оказалось больше текста
и пользование такой книгой на практике было бы очень неудобно; поместить
примечания в самый текст во многих случаях оказалось совершенно невозможно,
так как через это нарушилась бы ясность и стройность изложения, особенно
если принять во внимание, что описание некоторых местностей у Рейнеке не
согласуется с новейшими сведениями".

А материал был собран уже значительный. В 1894 г. штурманский офицер
крейсера "Вестник" Н.Морозов участвовал в съемке и промерах у
побережья Мурмана: в Екатерининской гавани и в бухтах Озерко, Кислой и
Горячинской, у мыса Цып-на-

волок, во Внутренней Териберской губе, в губе Порчниха и на рейде Иоканских
островов, а вдоль берега было сделано несколько галсов судового промера.
Теперь же, в 1896 г., с транспорта "Самоед" производились промеры
на Кийском рейде, перед входом в бухту Озерко, на Иоканс-ком рейде, а также
в море с целью нахождения рыбных банок; измерялась температура воды на
разных глубинах. Кроме того, 10 сентября 1896 г. старший штурман штабс-капитан
Н.Морозов, взяв с собой 31 человека из команды корабля, построил на острове
Медвежьем гурий из камней.

В конце января 1897 г. Морозов напишет из Либавы в Петербург лейтенанту
Е.Бялокозу, в то время исполнявшему обязанности начальника картографической
части Главного гидрографического управления: "Корпуса флотских штурманов
штабс-капитан Морозов, вследствие разговора с Вашим Высокоблагородием относительно
составления лоции Лапландского берега Северного Ледовитого океана, имеет
честь доложить о нижеследующем.

... Издание сочинения Рейнеке с новыми подстрочными примечаниями, или
же издание особого дополнения к этой книге, весьма затруднило бы пользование
такой лоцией, так как при плавании немаловажную роль играет сгруппирование
всех сведений, относящихся к данной местности, в одном месте книги и происходящая
от этого быстрота чтения, а потому следует признать более целесообразным
составление лоции Лапландского берега заново.

Подателю настоящей записки при плаваниях и гидрографических работах
у Лапландского берега в 1894 году на крейсере "Вестник" ив 1896
году на транспорте "Самоед" удалось собрать некоторый материал,
пригодный для составления новой лоции этого берега, и материал этот есть
надежда значительно пополнить во время предстоящего в текущем 1897 году
плавания на том же транспорте и в той же местности."

Ответ за подписью и.о. начальника картографической части был передан
телеграммой 3 февраля 1897 года: "Либава Транспорт "Самоед"
Штабс-капитану Морозову. Управление согласно отдать Вам пополнять лоцию
гонорар сорок руб. лист обеспечен прибавка зависит от труда".

В 1899 г. исследования Мурманского берега были продолжены Морозовым,
теперь уже помощником начальника Гидрографической экспедиции Северного
Ледовитого океана и старшим штурманом парохода "Пахтусов". В
этот год экспедицией под начальством полковника А.Вилькицко-го проведены
были наблюдения за качанием маятника в Екатерининской гавани, а также астрономические
и магнитные наблюдения в Кольском заливе на полуострове Лопском и на островах
Вороньи Луд-ки; сделана мензульная съемка части берега от Екатерининской
гавани до мыса Сет-наволок, составлен подробный план якорной стоянки у
колонии Торос при входе в Кольский залив; обследованы промером вход в губу
Пала и река Иоканга; осмотрены многие якорные стоянки. Кроме того, проводились
метеорологические и гидрологические наблюдения, последние -с систематическим
изучением температур, цвета и прозрачности воды на разных глубинах. Все
это даст основание Морозову во введении к лоции написать: "... многие
из становищ и якорных стоянок Мурмана мне удалось лично осмотреть, во многих
гидрографических работах я принимал участие и таким образом имел возможность
составить описание этих местностей по личному опыту". И все-таки не
везде удалось побывать самому, не всегда была возможность собрать все необходимые
для полноты описания сведения. В этих случаях были использованы сведения,
добытые другими лицами и хранившиеся в архивах.

В апреле того же 1899 г. штабс-капитан Морозов представил составленную
им лоцию в двух тетрадях в Главное гидрографическое управление. А вскоре
она была передана для редактирования командиру парохода "Лейтенант
Овцын" капитану корпуса флотских штурманов Н.Деп-лоранскому, уже много
лет плававшему у побережья Мурмана и внесшему немалый вклад в его изучение.

О том, сколько труда было вложено Морозовым в подготовку новой лоции,
говорит и просьба капитана Деплоранского оплатить его работу по редактированию
с учетом того, что ему пришлось просмотреть около 30 печатных листов -
всего 840 страниц размера обыкновенной писчей бумаги.

В октябре 1899 г. из случайного разговора с капитаном Деплоранским Морозов
узнает, что составленная им лоция дана Николаю Михайловичу на просмотр,
и просит Управление о том, чтобы лоция его вместе с замечаниями Деплоранского
была возвращена автору. Это позволило ему дать объяснения на все замечания
и внести дополнения на основе новых сведений, полученных при плавании экспедиции
летом того же года. В результате сделанных Морозовым дополнений объем будущей
книги значительно увеличился.

К концу января 1900 г. работа Морозова над лоцией была закончена, и
рукопись книги, уже в четырех тетрадях, передана в Главное гидрографическое
управление. "Лоция Мурманского берега Северного Ледовитого океана
от островов Вардэ до Белого моря" - обширный труд с картой и кратким
поморским словарем - вышла в свет весной 1901 г. Ее тираж насчитывал 800
экземпляров, 25 из них были отпечатаны на веленевой бумаге.

Книга эта представляет немалый интерес для читателей и в наши дни благодаря
подробным описаниям побережья и вод, климата, растительного и животного
мира Мурмана, сведениям о населении и промыслах, обширным историческим
справкам. Нашли в ней отражение важнейшие изменения и события, происходившие
на Севере и предшествовавшие выходу книги в свет. Так, читатель может узнать
о том, что представлял собой в конце XIX в. город Александровск (ныне Полярный),
торжественное открытие которого состоялось 24 июня 1899 г., и какой виделась
составителю лоции ближайшая перспектива его развития. Немало места уделено
описанию истории и современного автору состояния древнейшего русского города
на Мурмане - Колы и рассказу о его жителях, которые, как говорится в лоции,
в большинстве своем являются потомками новгородцев и по нравственным качествам
заметно отличаются от русского населения в других местностях.

Но гидрографы знают, что с выходом из печати лоции работа над ней не
прекращается. И вот уже через год, в июне 1902 г., в своем рапорте в Главное
гидрографическое управление начальник Гидрографической экспедиции Северного
Ледовитого океана и командир парохода "Пах-тусов" А.Варнек докладывает:
"Представляю при этом материалы по лоции Северного Ледовитого океана,
составленные капитаном Морозовым на основании работ ГЭСЛО в 1901 г. Ввиду
того, что прилагаемые материалы по лоции представляют собою ценные указания
по мореплаванию у русских берегов Северного Ледовитого океана и у берегов
Новой Земли, я полагал бы полезным теперь же издать эту работу в виде двух
приложений, из которых одно к лоции Мурманского берега и другое к лоции
Самоедского берега, составленных тем же автором." На документе есть
и резолю-

ция начальника Управления генерал-лейтенанта К.Михайлова: "Издать
в виде прибавлений к существующим лоциям...". Обе брошюры вышли из
печати в 1903 г.

Как гидрограф, на протяжении уже многих лет собиравший, обрабатывавший
и обобщавший материалы по лоции Северного Ледовитого океана, Морозов не
мог не интересоваться и поморскими народными мореходными книгами, вобравшими
в себя опыт многих поколений мореплавателей. Одну из таких народных лоций
со своими комментариями Николай Васильевич опубликовал в 1909 г. в 30-м
выпуске сборника "Записки по гидрографии". Эта рукопись, уже
много раз переписанная (происхождение ее можно связать с посадом Сумы Архангельской
губернии), была передана Морозову капитаном парохода "Мурман"
А.Падориным. Предваряя публикацию, Морозов так оценил значение поморской
лоции: "Не говоря уже о том интересе, который возбуждают в каждом
любителе нашей старины вообще, и севера в особенности, подобные произведения
самостоятельного чисто народного творчества, надо признать, что сохранение
и обнародование подобных памятников для современников и потомства желательно
и с чисто практическими целями. Например, для составителей современных
лоций далеко не бесполезно знать те названия приметных мест, которые у
простого народа и на наших картах произносятся различно".

Многие названия на картах зафиксированы в искаженном виде и потеряли
свой первоначальный смысл, восстановить который позволяет поморская лоция.
Губа Порчниха, например, в ней обозначена как Поречниха, губа Шурецкая
названа губой Шуерецкой. Морозов отмечает также, что в сумской лоции есть
указания на опасности, которых нет ни на картах, ни в лоциях, напечатанных
до 1909 г. Кроме того, по мнению Морозова, "знание обычных трактов
поморских судов из наиболее значительного количества источников и даже
одно перечисление их обычных якорных стоянок не бесполезно иметь в виду
при постройке новых маяков и знаков".

Работа над совершенствованием лоций, и прежде всего "Лоции Мурманского
берега", не прекращалась и в последующие годы. Так, в апреле 1913г.
в письме к географу и зоологу, исследователю Ямала Б.Житкову Морозов сообщает:
"... я сейчас спешно работаю над вещами узкоспециальными и, конечно,
"Лоциями" Белого и Мурманского морей и Самоедского берега (2
издание)". С 1913по 1917 г. почти ежегодно публикуются его Дополнения
к "Лоции Мурманского берега", изданной в 1901 г., и к "Лоции
Белого моря", составленной полковником Арским и изданной в 1915 г.

Немного не дожил Николай Васильевич до выхода в свет в 1925 г. нового,
дополненного издания "Лоции Мурманского берега".