- Transport on Line -

Ю.БАРСЕГОВ, д-р юридических наук, проф. ИМЭМО

В вопросе о статусе Каспия создалась конфликтная ситуация, чреватая
серьезными осложнениями не только между прикаспийскими странами. Причина
- односторонние акции, противоречащие действующему статусу, и попытки его
изменения в обход порядку, предусмотренному международным правом для установления
и упорядоченного изменения статуса морских пространств общего пользования.

Установление одним из новых государств - правопреемников СССР - своего
ресурсного сектора с приглашением для его освоения внешних компаний в ущерб
компаниям прикаспийским, очевидно, исходит из того, что Каспий является
открытым морским пространством, на которое автоматически распространяются
соответствующие статьи Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В действительности
же уникальная ситуация Каспийского моря этой Конвенцией не охватывается.

Существующий статус был установлен на основе договоров и других международно-правовых
документов прикаспийских государств - СССР и Ирана. Он получил международное
признание и обрел самостоятельное существование, независимое от трансформации
первоначальных участников соответствующих международно-правовых актов и
появления новых государств.

Закрытость в статусе Каспийского моря проявилась в утверждении равного
и исключительного права прибрежных государств на морепользование. Только
за ними, их организациями и гражданами признавалось право на судоходство,
рыболовство, освоение минеральных ресурсов, ведение морских научных исследований
и т.д.

Новые - постсоветские - прикаспийские государства связаны существующим
статусом не только в силу общих норм, устанавливающих обязанность государств
подчиняться статусу пространств общего пользования, но также в силу того,
что соответствующие акты СССР принимались от их имени с их согласия в качестве
субъектов Советской Федерации. По международному праву государства-правопреемники
связаны обязательствами государства-предшественника по вопросам территории
и пространств общего пользования. Государства-правопреемники, образовавшиеся
на от-

дельных частях территории распавшегося СССР, в соответствующих актах
обязались соблюдать международные договоры государства-предшественника.

Существующий статус Каспия действует до внесения в него модификаций
или даже принятия нового статуса в порядке, установленном международным
правом, т.е. с общего согласия всех прибрежных государств исключительно
мирными средствами. Подходящий процедурный метод - единогласие или консенсус.

Исходя из географического положения Каспия напрашивается подтверждение
его статуса как внутриконтинентального моря и, следовательно, закрытого.
Как известно, выдвинута также идея принятия нового статуса - межнационального
озера.

Оба варианта дают определенные основания для исключения из морской деятельности
на Каспий неприбрежных государств и их компаний и организаций или их привлечения
с общего согласия прикаспийских государств. Вместе с тем ни один из них
не исключает возможности не только ресурсного, но даже пространственного
раздела на основе статуса, принятого с участием и с согласия всех прибрежных
государств.

Что же касается возможностей раздела пространств, то озерный вариант
статуса допускает возможность пространственного раздела Каспия между прибрежными
государствами. Вот что писал по этому поводу Хайт в курсе "Международное
право. Его понимание и применение Соединенными Штатами Америки": "Когда
озеро или внутреннее море окружено территориями двух или более государств,
как, например, Кон-станское озеро, оно может рассматриваться как принадлежащее
в пропорциональных долях этим государствам, если они на это согласны и
при условии, что это не затрагивает серьезных международных интересов".

Так, например, озера Онтарио, Гурон и Верхнее являются полностью территориальными
водами, а демаркационная линия проходит по середине этих водных пространств.

В отличие от озерного, вариант закрытого моря дает возможность соглашения
либо о совместной эксплуатации ресурсов, либо о разделе только на зоны
функциональной (ресурсной) юрисдикции (т.е. режим открытого моря для прибрежных
государств).

Если статус озера - как новый для Каспия институт - не связывается с
правовым наследием, то изменение статуса закрытого моря предполагает необходимость
признания существующего статуса и базируется на нем.

При определении отношения к существующему статусу и оценке перспектив
его модификации необходим всесторонний подход - учет всех имеющих к этому
отношение факторов, связанных с физико-географическими и иными характеристиками
Каспия. Между тем в условиях нефтяного ажиотажа, подогреваемого заинтересованностью
мощных нефтяных компаний стран, не относящихся к прикаспийским, имеет место
явный перекос в учете интересов государств, и прежде всего - России.

При всем значении нефти ресурсные интересы не ограничиваются ею. Каспий
с впадающими в него реками содержит мировой генофонд каспийских белуги,
осетра, севрюги и шипа (до 90% мирового улова) и является единственной
в мире кладовой видового разнообразия этих древнейших на Земле рыб.

Россия не может пренебрегать интересами своей безопасности. Известно,
что Каспий издавна привлекал внимание сил, стремившихся к разрушению Российского
государства путем поддержки политической программы территориальной экспансии
пантюркизма. Такие планы пыталась реализовать Германия в период первой
мировой войны, потом Великобритания, затем снова Германия, но уже нацистская...

Весьма вероятное политическое развитие в обширном регионе тюркоязычных
государств в направлении их военно-политической интеграции под главенством
Турции и под эгидой США (как нынешнего покровителя пантюркизма) может создать
ситуацию, ставящую под сомнение не только целостность РФ, но и само ее
существование. Очевидно, что направление нефтепроводов для каспийской и
среднеазиатской нефти имеет не только экономическое, но и политическое
значение. К числу обстоятельств, которыми нельзя пренебрегать при решении
вопроса о статусе Каспия, относятся защита и сохранение морской среды как
условий выживаемости стран региона. Эта проблема сегодня приобретает критический
характер. Судьба Арала становится реальной и для Каспия, особенно уязвимого
в силу своих характеристик. Поэтому разработка нефтяных месторождений на
шельфе Каспия без предварительной оценки воздействия на среду (морскую
и прилегающую сушу) сопряжена с реальной возможностью необратимых процессов.
Перспектива форсированного освоения каспийской нефти в условиях появления
новых прикаспийских государств усиливает необходимость интеграции деятельности
по морепользованию в интересах всех.

Очевидно, что в особых условиях Каспийского моря, не сообщающегося с
другими морями или океанами, с исключительно высоким уровнем взаимозависимости
интересов прибрежных государств, уровень требований к сотрудничеству должен
быть принципиально иным. Речь должна идти о совместном или, как минимум,
согласованном использовании пространств и ресурсов Каспия в качестве общего
достояния всех прикаспийских стран.

Равные права каждого из прикаспийских государств на все виды морепользова-ния
ограничиваются лишь их обязанностью учитывать общие интересы по защите
и сохранению морской среды и ресурсов, укреплению стабильности и обеспечению
военно-политической безопасности. То обстоятельство, что Каспийское море
представляет собой уникальный природный объект и единую экосистему, изменение
которой на отдельных участках неизбежно сказывается на системе в целом,
делает необходимым сохранение запрета на допуск компаний других государств
или, как минимум, установление общего эффективного контроля над их деятельностью.

Подводя итог, можно сказать, что подлежат урегулированию с согласия
всех прибрежных государств следующие вопросы:

разрешение противоречий и определение приоритетов в использовании ресурсов
- живых и минеральных,

установление принципов распределения ресурсов между прибрежными странами;

обеспечение судоходства и других транспортных видов деятельности;

решение экологических проблем защиты и сохранения морской среды, имея
в виду ресурсный аспект и значение бассейна для экологической безопасности
региона:

обеспечение военной безопасности прикаспийских государств.

Проблема Каспия требует адекватных подходов не только на международном
уровне, но и на национальном - при определении государственных интересов
и государственной политики. Абсолютизация одного фактора за счет других
неизбежно наносит ущерб общенациональным интересам, а в конечном счете
- и частным. В условиях многоплановости проблемы Каспия особое значение
приобретают всесторонняя объективная оценка и выработка единой политической
линии путем согласования с различными ведомствами и институтами государства.

Защите важных интересов России в регионе отнюдь не способствуют несогласованность
и взаимоисключающие подходы к постановке вопроса и к путям решения проблемы
Каспия. Особенно опасно то, что эти разногласия и противоречи; имеют место
не только на неофициальном, но и на правительственном уровнях.