- Transport on Line -

О.МАКСИМОВА, действительный член Русского географического общества

Богатый сооытиями 1896 год принес еще одну долгожданную весть: вышла
в свет "Лоция Самоедского берега" - руководство для плавания
на участке Северного морского пути от мыса Канин Нос до острова Вайгач,
составленное на русском языке и вобравшее в себя результаты трудов нескольких
поколений бесстрашных российских исследователей - гидрографов.

Но и у этого события была своя предыстория.

Отважные русские мореплаватели и купцы ходили на своих судах из Колы
и Белого моря на Печору и даже к устьям рек Оби и Енисея еще в XVI-XVII
веках. Тогда же в низовьях реки Таз возникает значительный для того времени
торговый город Мангазея. Путь в Мангазею через Югорский Шар был хорошо
известен пинежанам и'мезенцам.

Во второй половине XVI и в XVII веке ходили Ледовитым океаном и иностранцы,
в основном англичане и голландцы. Одни из них надеялись найти Северо-Восточный
проход в Китай, но, встретив в Карском море льды, вынуждены были вернуться
обратно. Другие беспошлинно везли свои товары на обмен к устью Оби.

К этому периоду относятся и ранние из дошедших до нас письменных известий
о море к востоку от Канина Носа и условиях плавания в нем. А составленная
русскими в 1627 г. "Книга Большому Чертежу" стала первым описанием
морского побережья от границы с Норвегией до устья Оби.

Но основательное гидрографическое исследование Северного морского пути
было предпринято в царствование императрицы Анны Иоанновны. Двинско-Обский
отряд Великой Северной экспедиции под коман- дованием сначала лейтенантов
С.Муравьева и М.Павлова, потом С.Малыгина, А.Скуратова и А.Сухотина в 1734-1739
гг. прошел с описью путь от Архангельска до Оби. Результаты трудов участников
Великой Северной экспедиции были проверены в 1821-1828 гг. новой описью,
произведенной штурманами И.Бережных и И.Ивановым. Появились новые карты.
А вот лоция так и не была составлена.

Первое и очень краткое "Руководство для плавания к устью Печоры"
было издано Гидрографическим департаментом в 1870 г. по заметкам английского
капитана Р.Стерри- одного из капитанов судов, возивших в 60-х годах прошлого
столетия лес с берегов Печоры в Англию. Описание плавания Стерри было опубликовано
сначала в "M.M.Magasine", а затем в "Annales Hydrographigue"
1869 г.

Новое время поставило и новые задачи. Начало строительства Великой Сибирской
железнодорожной магистрали побудило искать новые, более дешевые пути доставки
грузов в Сибирь, встал вопрос и об установлении регулярного пароходного
сообщения между Архангельском и Сибирью. Необходимость создания новых,
более точных, карт и лоции, а значит, и проведения новой описи стала очевидной.
С этой целью, а также для охраны рыбных и звериных промыслов от норвежцев,
давно уже смело промышлявших у российских берегов, весной 1894 г. с Балтики
в Северный Ледовитый океан были посланы три легких крейсера - "Вестник",
"Джигит" и "Наездник", шхуна "Бакан" и транспорт
"Самоед".

В течение лета 1894 г. офицеры крейсера "Вестник" под руководством
лейтенанта Михаила Ефимовича Жданко обследовали Мурманский берег, провели
астрономические и магнитные наблюдения, гидрологические исследования, измерения
скорости ветра и течений в Белом и Баренцевом морях, у побережья Новой
Земли и в лимане Печоры.

Описные работы были поручены молодому штурманскому офицеру поручику
Николаю Васильевичу Морозову. В результате исследований, проведенных летом
1894 г. на крейсере "Вестник", появились его первые рукописные
заметки по лоции и "Обзор Самоедского берега" (от мыса Канин
Нос до Карского моря). Вскоре поручику Морозову было предложено составить
лоцию для этого участка Северного морского пути.

Самоедским берегом в то время называли общее протяжение береговой линии
от Канина Носа до Югорского Шара, которое, если считать и заливы, составляет
более 800 миль. Название это было заимствовано из старинных гидрографических
сочинений, печатавшихся ранее в "Записках Гидрографического департамента",
на картах же оно не закрепилось и не было принято у местных жителей.

Работая над своей первой лоцией, поручик Морозов использовал как материалы,
собранные в 1894 г. во время плавания в Северном Ледовитом океане на крейсере
"Вестник", так и сведения, полученные его предшественниками -
штурманами И.Ивановым, И.Бережных, П.Пахтусовым и многими другими отважными
русскими исследователями Севера. Сведения эти частью уже были опубликобаны
в "Записках Гидрографического департамента", а частью продолжали
оставаться недоступными судоводителям, так как хранились в архиве Главного
гидрографического управления. Теперь же все было собрано воедино, выверено
и обобщено. Помимо подробного описания побережья, вод, мелей и рифов, якорных
стоянок, сведений о погоде, приливах и отливах, направлении и скорости
течений и конкретных советов судоводителю, всякий интересующийся жизнью
Русского Севера читатель мог найти в этой лоции также и сведения о населенности
берегов и промыслах, исторические справки.

Так, например, из раздела "Народонаселение и промышленность"
можно было узнать, что на острове Колгуеве есть 3 становища: Васькино,
Бугрино и Шарок, в которых живут самоеды-пастухи, да еще на южном берегу
пролива Югорский Шар расположено селение Никольское, или Хабарове, обжитое
самоедами и зырянами (народ коми). Русские поселения есть только у Печоры,
но и ближайшие из них находятся в 70 верстах от устья реки. А по всему
Самоедскому берегу нет ни одного даже временного селения, да и отдельных
изб промышленников значительно меньше, чем было в начале XIX столетия.
При этом Морозов с горечью замечает, что когда-то кипевший жизнью Север
теперь представляет совершенно безлюдную пустыню.

Да и жители Пустозерска в 1894 г. своим внешним видом не произвели на
автора такого же благоприятного впечатления, как когда-то на начальника
Печорской экспедиции штурмана И.Иванова. Вместе с тем, Н.Морозов отмечает,
что, хотя морские промыслы теперь в упадке, пустозеры (как называли жителей
Пустозерска) продолжают ходить на своих ладьях и карбасах в Югорский Шар
и на остров Колгуев, на котором у них имеются оленьи стада под надзором
пастухов-самоедов. Пустозеры привозят на остров порох, свинец, ружья, муку
и прочее, а увозят продукты оленеводства. Летом многие из пустозеров занимаются
рыбной ловлей как в реке, так и в лимане, преимущественно в Болванской
губе. А семга печорская, по замечанию автора, по качеству лучше кольской,
но и цена на нее больше: в 1894 г. фунт ее на месте стоил 15 копеек.

Немало интересного читатель мог узнать и о жизни коренных жителей этих
мест - самоедов. Описан в лоции и такой любопытный факт: лишившиеся оленей
и обедневшие вследствие эксплуатации их русскими самоеды на казенный счет
перевозились на Новую Землю, где для них были созданы три поселения: в
Маточкином Шаре, в Малых Кармакулах и около Южного Гусиного Носа. Благодаря
обильным промыслам, переселенцы жили зажиточно, и в 1894 г. были семьи,
уже имевшие до 500-600 рублей запасного капитала в Архангельском банке.

Лоция содержала также таблицы широт и долгот, приливов и элементов земного
магнетизма.

Во введении к своей первой лоции молодой офицер писал, что при работе
над ней образцом ему служило "прекрасное описание берегов Лапландии
и Белого моря, составленное нашим незабвенным гидрографом Михаилом Францевичем
Рейнеке", и сам он старался достигнуть той же полноты и ясности изложения.
И хотя желаемой полноты описания, по мнению автора, не получилось из-за
отсутствия некоторых важных сведений, как, например, положительных данных
о течениях моря и метеорологических явлениях зимой, а также оттого, что
из-за недостатка времени не удалось воспользоваться в подлинниках описными
и вахтенными журналами всех судов, плававших в этой местности, труд Н.Морозова
был высоко оценен современниками.

Так рецензировавший лоцию подполковник М.Клыков 12 декабря 1895 г. докладывает
в Главное гидрографическое управление, что "сочинение это вполне заслуживает
быть изданным". Это же подтверждает и ознакомившийся с рукописью лейтенант
М.Жданко, в 1894 г. руководивший гидрографическими работами на крейсере
"Вестник", а теперь начальник Отдельной съемки Белого моря: "...
Появление такого труда, как труд поручика Морозова, нельзя не приветствовать,-
пишет он,-и не желать, чтобы он был доступен всякому, интересующемуся нашим
северным побережьем". Далее в рапорте лейтенанта Жданко говорится:
"Сочинение Литке "Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый
океан", в конце которого помещено краткое описание Тиманского берега
и лимана Печоры, стало библиографической редкостью, а более подробные сведения
об Зтих краях могут быть извлечены только из документов, хранящихся в архиве
Главного гидрографического управления.

В сочинении же поручика Морозова описание Самоедского берега составлено
настолько подробно, насколько это возможно в настоящее время, и заключает
в себе как те сведения, которые извлечены из архивных документов, так и
те, которые добыты самим автором во время плавания на крейсере "Вестник"
в 1894 году".

"Лоция Самоедского берега Северного Ледовитого океана от мыса Канин
Нос до острова Вайгач" увидела свет летом 1896 г. Распоряжением помощника
начальника Главного гидрографического управления генерал-майора К.Михайлова
296 экземпляров книги передавались для отпуска на суда и продажи. А Николай
Васильевич Морозов, теперь уже штабс-капитан корпуса флотских штурманов,
начал работу над новой лоцией - "Лоцией Мурманского берега Северного
Ледовитого океана", которая должна была включать в себя Описание характера
берега и вод, находящихся в границах Ро\ссии от мыса Святого Носа до реки
Ворье мы и норвежской части Варангерского залива.