- Transport on Line -

В.ВОРОБЬЕВ, капитан 1 ранга в отставке

Наших встреч с вице-адмиралом Григорием Ивановичем Щедриным, знаменитым
бывшим командиром подводной лодки С-56, было несколько. Первая состоялась
осенью 1958 г. В то время по заданию редакции газеты Тихоокеанского флота
"Боевая вахта" на крейсере "Адмирал Сенявин" из Владивостока
я прибыл в Петропавловск-Камчатский. Меня интересовали боевые заслуги его,
прославленного подводника, под руководством которого экипаж в годы Великой
Отечественной потопил 10 вражеских кораблей и транспортов, а 4 повредил,
удостоился ордена Красного Знамени и преобразования подводной лодки в гвардейскую.
Григорий Иванович о себе не говорил, а повел речь о матросах С-56, о преемниках
славных боевых традиций. Он увлеченно рассказывал о тех, кто добросовестно
выполняет свой воинский долг, называл фамилии, имена, приводил примеры,
и глаза его в это время излучали необыкновенную теплоту.

Вторая встреча произошла в 1970 г. в Москве, в редакции журнала "Морской
сборник", главным редактором которого тогда был Г.Щедрин. От имени
редакции "Военно-исторического журнала" я попросил вице-адмирала
написать статью о тактических приемах, используемых им в период командования
С-56. Но и в этот раз мне не повезло. Приветливо улыбнувшись, Григорий
Иванович сказал:

- Лучше было бы написать о командире С-56 Льве Михайловиче Сушкине.
Знаете, ведь в бригаде подводных лодок Северного флота его называли непревзойденным
"мастером дуплета", мастером торпедных атак.

Так он и поступил. Статья о Л.Сушкине была опубликована.

Третья "встреча" была более удачной. Она была, так сказать,
заочной - в Музее Краснознаменного Северного флота, а потом в Военно-морском
архиве я знакомился с документами о Щедрине. Мне довелось узнать некоторые
подробности о его жизни и службе.

Григорий Щедрин родился 1 декабря 1912 г. в городе Туапсе. С ранних
лет он горячо полюбил море и навсегда связал с ним свою судьбу. Долгое
время плавал юнгой на шхуне. Экипаж этого суденышка состоял из десяти человек:
старика-шкипера, матросов и юнги, которого обычно называли "малый".
"Малый" был единственно грамотным человеком на судне и, помимо
своих дел, вел вахтенный журнал. Этим "малым" и был Гриша Щедрин.
Служба на паруснике стала отличной школой. Крохотное судно избороздило
вдоль и поперек все Черное море, заходило в Средиземное, испытав бури и
штормы. Позднее Щедрин ходил штурманом и вторым помощником капитана на
океанских торговых судах и побывал во многих уголках земного шара. Он стал
по возрасту самым молодым капитаном дальнего плавания, а потом и самым
молодым командиром подводной лодки. Опыт военного моряка он впервые приобрел
на Черноморском флоте, когда служил краснофлотцем на эсминце.

В 1935 г. Щедрин был зачислен в учебный отряд подводного плавания и
по окончании учебы в 1937 г. получил назначение на Тихоокеанский флот,
на должность помощника командира подводной лодки Щ-114. В ноябре 1940 г.
Г.Щедрин получил назначение на должность командира подводной лодки С-56,
которая, пройдя Тихий и Атлантический океаны и через девять морей, прибыла
из Владивостока на Северный флот. Она стала родным домом для командира,
который он посещал и после войны, когда первой в истории совершившая кругосветное
плавание субмарина возвратилась Северным морским путем во Владивосток и
стала первым памятником, первой лодкой-музеем, установленной на бетонном
постаменте на берегу бухты Золотой Рог.

С каждым потопленным вражеским кораблем, с каждой новой победой рос
авторитет командира, крепла любовь к нему экипажа. Герой Советского Союза
капитан 1 ранга В.Виноградов вспоминал: "Я обязан в первую очередь
той атмосфере увлеченности службой, доброй и строгой взыскательности, что
царила на С-56. Где бы мне ни доводилось служить впоследствии, традиции
гвардейского фронтового экипажа оставались для меня нравственным мерилом
отношений в воинском коллективе".

Атмосферу увлеченности службой, нравственный климат создавал в экипаже
командир. Он был примером для всех. Высокая организованность, дисциплина,
подтянутость и непрерывная работа над повышением своих знаний были его
характерными чертами. Он хорошо знал тактику и повадки врага, умело находил
уязвимые и слабые места и стремительно наносил удар. Не раз приходилось
экипажу попадать в опасные и сложные условия, и всегда под руководством
командира он выходил победителем.

Исключительная настойчивость в поиске врага характеризует все боевые
походы С-56. Можно привести такой пример. Однажды подводная лодка попала
в сильный шторм.

Даже на большой глубине чувствовалась качка. В такую погоду очень трудно
удержать корабль под перископом. К тому же видимость была прескверная.
Долго противник не появлялся на горизонте. У некоторых подводников закрадывалось
сомнение в успехе. Но командир сказал: - Не надо унывать! Найдем! И нашли.

Под вечер лодку нащупали вражеские сторожевые корабли и сторожевые катера.
Всю ночь рвались вокруг глубинные бомбы. А на рассвете враг потерял контакт
с С-56.

И снова настойчиво длился поиск нового объекта атаки. Наконец заметили
конвой: два транспорта, два сторожевых корабля, эсминец, другие корабли
охранения. Лодка срочно погрузилась. Казалось, невозможно выходить в атаку,
в перископ наблюдать тяжело - у берега темно, мористее - слишком светло,
с кормы - снежный заряд. А вражеские корабли стремительно уходят. Но упускать
такую добычу - не в натуре Щедрина. И он ударил по врагу, ударил так умело,
что самый большой транспорт сразу пошел на дно. Почти одновременно со взрывом
торпед послышались взрывы фашистских глубинных бомб, такие близкие, что
в отсеках погас свет, с подволока посыпалась изоляционная пробка. Но командир
хладнокровно и уверенно распоряжался действиями всех боевых постов и, умело
маневрируя, оторвался от преследовавших лодку кораблей противника.

Щедрин действовал уверенно, хладнокровно и расчетливо.

Так было в апрельском боевом походе 1943 г., который он ознаменовал
потоплением двух транспортов общим водоизмещением 14 тыс.т. Разъяренный
враг несколько часов преследовал лодку, сбросив более ста глубинных бомб.
От их взрывов гас свет, лопались лампочки, выходили из строя некоторые
приборы... Но отличная подготовка к боевому походу, которой командир всегда
придавал первостепенное значение, дала свои блестящие результаты. С-56
успешно выполнила боевое задание и благополучно вернулась в родную гавань.

Подводники С-56 были прекрасными специалистами. Их глубокое знание техники
и оружия, воинское мастерство позволяли осуществлять командиру самые смелые
замыслы. Достаточно сказать, что именно экипаж С-56 одним из первых советских
подводных лодок освоил бесперископные торпедные атаки. 4 марта 1944 г.
по данным гидроакустики командир в районе мыса Слетнес вышел в бесперископную
атаку и повредил вражеский транспорт водоизмещением 6000 т.

Боевой счет потопленных кораблей и судов С-56 завершила в период Петсамо-Киркинесской
операции в октябре 1944 г. Тогда ни плохая погода, ни многочасовое преследование
и взрывы глубинных бомб не помешали командиру наносить точные торпедные
удары. 24 октября в районе мыса Нордкин он отправил на дно транспорт противника
водоизмещением 4000 т, а спустя пять дней поразил торпедами тральщик водоизмещением
600 т.

Если бы собрать вместе все потопленные и поврежденные гвардейской Краснознаменной
подводной лодкой С-56 транспорты и корабли, получился бы целый конвой.
А ведь на них - тысячи тонн грузов, стратегическое сырье, боевая техника
и оружие, сотни вражеских матросов и офицеров.

Весь свой богатейший опыт Щедрин передавал подчиненным. Он учил и воспитывал
краснофлотцев, старшин и офицеров -чаще всего на практике, в бою. Перед
тем, как выйти в атаку, командир почти всегда узнавал мнение вахтенного
офицера. Этим он приучал подчиненных самостоятельно думать и действовать.
В самый решительный момент боя капитан 2 ранга не отрывался от перископа.
Он всегда был спокоен, сосредоточен и, казалось, медлителен. Смотрел в
окуляр и сообщал обстановку на поверхности моря, ровным и спокойным голосом
отдавал приказания. Все необходимые для атаки расчеты производил вместе
с помощником, который находился тут же, рядом, с таблицей в руках. Время
от времени командир давал посмотреть в перископ помощнику, а иногда и другим
находившимся в центральном посту офицерам.

Однажды во время сильной бомбежки он спросил помощника:

А как вы уклонялись от врага, когда воевали на другой подводной лодке?
Офицер доложил.

- Нам это не подойдет, у нас механизмы поизносились и дают шумы, - сказал
Щедрин, - и тут же объяснял, как следует поступать, чтобы оторваться от
противника.

После того как подводная лодка выходила из зоны опасности, Щедрин собирал
офицеров и старшин, подробно разбирал только что проведенную атаку, подчеркивая
все поучительное. "Больше самостоятельности действий, больше инициативы
каждому офицеру, старшине и краснофлотцу", - было правилом для командира.
Замечания он делал своим подчиненным редко. И если уж дело доходило до
этого, провинившийся не знал, куда деться от стыда. Слово командира было
авторитетным, являлось законом для каждого.

Щедрина горячо любил весь экипаж за отзывчивость, за справедливость,
за прямоту. Вот что говорил о нем старший краснофлотец М.Оборин: "Командир
каждый день заходит в кубрик или, если это в походе, в отсек и подолгу
разговаривает с бойцами. Когда он появляется среди нас, никто не чувствует
себя стесненно, со всех сторон сыплются вопросы, и командир, как друг и
товарищ, откровенно, весело и интересно рассказывает о своих дальних странствованиях
на торговых судах, вспоминает, как плавал юнгой на паруснике. А паруса
он очень любит и всегда тепло о них говорит. Много замечательного и поучительного
было в жизни нашего командира и слушают его с затаенным дыханием. Незаметно
у многих возникает желание вспомнить интересное и из своей жизни и рассказать
об этом. Неудивительно, что командир знает о каждом старшине и краснофлотце
больше, чем кто-либо из нас".

За боевые успехи, за мужество, отвагу и героизм Г.Щедрин награжден тремя
орденами Красного Знамени, орденом Нахимова 2 степени. Указом Президиума
Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. ему присвоено звание Героя Советского
Союза. Члены экипажа имели по 4-5 наград.

Ныне подводная лодка С-56 стоит на постаменте вечной славы во Владивостоке.
А благородные традиции флотской дружбы, войскового товарищества хранят
подводники 90-х годов, и в частности, подводного ракетоносца, унаследовавшего
флаг С-56. Принимая флаг, на вручении которого присутствовали ветераны
С-56, моряки ракетного подводного корабля обещали ратными делами мирных
дней приумножить славу фронтовиков. Традиции гвардейского фронтового экипажа,
взращенные его командиром, и поныне продолжают служить Родине.