- Transport on Line -

Алексей БАЛИЕВ

Похоже, ситуация, сложившаяся для российского судоходства в Босфоре
и Дарданеллах, «повторяется» в Керченском проливе и Керчь-Еникальском канале,
соединяющих Азовское море с Черным. Украина настаивает на своем суверенитете
в этих артериях и выплате российской задолженности за пользование ими.

После распада СССР пролив и канал стали отделять Крым и соответственно
Украину от России. Однако демаркация границ здесь по сей день не проведена.

Суда, выходящие из Черного моря в Азовское и обратно, заходят в Керчь
и примыкающие к этому порту водные артерии. Само собой, приходится платить
маячный сбор. Но поскольку Керчь и Керчь-Еникальский канал находятся на
украинской территории, суда России и других стран являются для Киева иностранными,
а потому обязаны оплачивать в инвалюте сбор, бункеровку и техобслуживание.

Задолженность российских судоходных компаний украинской стороне за транзит
через Керченский регион за 1992-й - первое полугодие 1997 г. составляет
многие миллионы долларов. По данным Украинского национального агентства
морских исследований и технологий, в Киеве могут решиться на арест судов
под флагом РФ и ограничение российского судоходства по проливу и каналу,
если долги российских судовладельцев за использование этих артерий не будут
быстро погашаться.

Тем временем условия судоходства между Черным и Азовским морями ухудшаются:
согласно данным Главного управления навигации и океанографии Минобороны
России, русла фарватера канала и пролива часто меняются, что связано с
их загрязнением, а также с резким увеличением поступления туда ила с нижнего
течения Кубани.

На этой водной трассе не работает ни один светящий буй; ограждения районов,
опасных для судоходства, сметены весенним ледоходом. Радиолокационные же
станции в проливе могут работать только в едином режиме. Но он не соблюдается
с 1993 года.

Переговоры между Россией и Украиной по режиму судоходства в Керченском
проливе и канале Керчь - Еника-ле, состоявшиеся во второй половине мая,
не сблизили позиций обеих сторон: Украина настаивает на передаче ей российской
географической и навигационной техники, поскольку, мол, пролив и канал
подлежат украинской юрисдикции. Киев требует также погашения российских
долгов за эксплуатацию данных артерий.

Жесткая позиция Украины по этим вопросам связана, вероятно, с тем, что
РФ увеличивает внешнеторговые перевозки через свои азовские порты. В результате
Киев получает меньшие доходы от российского экспортно-импортного транзита,
составлявшие в 1994-1996 гг. не менее 1 млрд. долларов .ежегодно.

Но ввиду того, что связь азовских портов России с Мировым океаном возможна
только по Керченскому проливу и Керчь-Еникальскому каналу, украинская сторона
стремится компенсировать транзитные потери ужесточением финансовых условий
судоходства в «азовско-черноморском Босфоре».

Фактически Россия сегодня поставлена перед дилеммой: либо признать украинскую
принадлежность судоходных артерий между Черным и Азовским морями, погасив
свои долги за их эксплуатацию, либо «перегонять» свои внешнеторговые грузы
на Новороссийск и Туапсе,

К тому же Турция ограничивает судоходство в Босфоре и Дарданеллах, а
связь Новороссийска и Туапсе со Средиземноморьем и Суэцким каналом возможна
только через эти проливы.

Словом, работа портов РФ на Черном и Азовском морях, выходит, во многом
зависит от политики не только Анкары, но и Киева в стратегических проливах.
Такова география судоходства в черноморско-азовском бассейне.

Без четкой демаркации российско-украинской границы в Керченском проливе
и согласованного решения финансовых и других вопросов транзитного судоходства
использование Россией ее азовских портов станет затруднительным. А это
приведет к ощутимым экономическим потерям.