- Transport on Line -

Михаил ГЛИНИСТОВ

Пять лет назад Новороссийское высшее инженерное морское училище перешло
в качественно новый разряд: получило статус Государственной морской академии.

(Говорит Олег МЕНЬШЕНИН, руководитель НГМД, доктор транспорта:

- Статус академии училище, готовящее для морского флота специалистов
высшего класса, получило заслуженно. Не секрет, что не так уж и давно на
наши «мореходки» за рубежом смотрели как на заурядные профессионально-технические
училища. Теперь работать с зарубежными компаниями стало легче. Кроме традиционных
дисциплин (судовождение, эксплуатация судовых энергетических установок,
эксплуатация электрооборудования) появились факультеты: «Механизация погрузочно-разгрузочных
работ», «Экономика и управление морским транспортом». А радиотехнический
факультет готовит помощников капитана по радиоэлектронике и ГМССБ. Кроме
того, академия выпускает судоводителей-багермейстеров для технического
флота.

Есть и желание, и возможности готовить высококвалифицированных юристов
по морскому праву, но все упирается в позицию Минюста РФ, который из каких-то
своих соображений не дает «добро».

Конечно, выживать академии в нынешних экономических условиях непросто.
Но тем не менее она работает, готовит необходимые кадры. В этой связи нельзя
не отметить наличие у НГМД учебно- производственной базы, в том числе трех
судов: «Профессор Щеголев», «Профессор Рыбалтовский» и «Профессор Хлюстин».
Первое судно приобрели, что называется, по случаю.

В один из штормовых дней 1993 г., когда в Цемесской бухте свирепствовала
знаменитая новороссийская бора, на каменистую отмель Суджукской косы выбросило
теплоход «Профессор Щеголев».

Санкт-Петербургская академия (судовладелец), прикинув, во что обойдется
ремонт, охотно согласилась передать «Профессора Щеголева» коллегам-новороссийцам.
О том, что за этим последовало, рассказали заместитель начальника академии
по флоту профессор Николай НИКОЛДЕВ и начальник отдела флота Георгий СЛЕПЦОВ.

По оценкам специалистов, только на то, чтобы стащить судно с мели, нужно
было около 400 млн. рублей. Таких денег у академии не было. Каждое утро
смотрел Меньшенин из окна своего кабинета на прибитый к берегу теплоход
и думал: еще один натиск северо-восточного ветра, и он превратится в бесформенную
груду металла. А что если попробовать спасти судно?

В конце концов денег наскребли, Правда, не 400 миллионов, но при умелых
расчетах хватило, чтобы снять судно с камней. Кроме многочисленных пробоин
днище было, что называется, «пожевано» камнями.

«Профессор Щеголев» был отправлен на ремонт в Севастополь. Пришлось
заменить 190 тонн металла корпусных конструкций, поставить новые системы,
полностью отремонтировать главный двигатель.

Не раз возникали и затруднения с финансированием, но помогала академии
Морская администрация порта Новороссийск.

И в 1995 году судно получило квалификационные документы Морского Регистра
на годность плавания.

Сегодня у НГМД уже три учебно- производственных судна. К «Профессору
Щеголеву» прибавились «Профессор Рыбалтовский» и «Профессор Хлюстин».

«Профессор Рыбалтовский», например, поменял Балтику на Черное море после
того, как у берегов Сенегала потерпел аварию. Часть экипажа бросила судно
и вернулась в Россию, так что с конца 1995-го по март 1996-го оно стояло
в порту фактически заброшенным.

В середине февраля в Дакар прибыл зам.начальника НГМД Н.И.Николаев с
группой моряков для, как он сам выразился, «оценки повреждений и принятия
мер по возвращению судна на Родину». И успел вовремя, так как местные власти
уже объявили о продаже судна с аукциона в счет погашения долгов.

Николаев связался с российскими посольством и консульством в Сенегале,
агентской компанией. Новороссийцам удалось отклонить часть претензий как
необоснованных, с остальными пришлось согласиться и уплатить чужие долги.

Следует отметить, что в этой тяжбе Николаеву помог доцент академии Константин
Анастасиади.

Увы, злоключения судна на этом не закончились. Скоро будет год, как
в Росморфлоте решают, что с ним делать: отремонтировать или продать «на
иголки». Теплоход тем временем ржавеет у причала.

А сколько хлопот и нервотрепки доставил «Профессор Хлюстин»! Согласно
договору между Санкт-Петербургской морской академией и гамбургской фирмой
«Трансмарин» этот теплоход, как и «Профессор Рыбалтовский», находился в
оперативном управлении фирмы. При передаче судна петербуржцы заверили новороссийских
коллег в том, что долговых «хвостов» за ним не числится.

Однако при следовании на Черное море, в порту Пирей, куда теплоход зашел
для загрузки, он был арестован по требованию упомянутой выше фирмы за долги
перед ней и страховыми компаниями. Общая сумма долгов составляла около
500 тыс. долларов. Причем, пока длилось судебное разбирательство, выявлялись
новые долги. «Судебную тяжбу в конце концов мы выиграли, - говорит Николаев,
- но без потерь не обошлось».Георгий Слепцов: «Наш небольшой опыт эксплуатации
«Профессора Щеголева» и «Профессора Хлюстина» показывает, что учебно-производственные
суда могут работать безубыточно».

Николай Николаев: «Два наших теплохода курсируют на линии Новороссийск
- Стамбул - Новороссийск. Работа на «коротком плече» позволяет руководству
академии четко организовать учебный процесс курсантов, проходящих плавпрактику.

И второе: наличие учебно-производственных судов дает возможность повышать
свою квалификацию преподавателям, периодически совершая рейсы на штатных
должностях. Кстати, весь командный состав УПС - бывшие выпускники академии».

Важно отметить, что руководство акционерного общества «Новороссийское
морское пароходство» находится в курсе проблем академии и по мере возможности
помогает их решать. Существенную поддержку НГМД оказывают также морские
администрации портов Новороссийск и Туапсе.