- Transport on Line - hiltunen.htm

Летом сорок третьего года экипажи 97-го авиационного Краснознаменного
полка ГВФ перебросили в район Курской дуги. Мы выполняли полеты для доставки
приказов войскам, оперативных данных о расположении линии фронта, для перевозки
командиров к местам предстоящих боевых действий. Я был прикреплен к генерал-полковнику
авиации Г. А. Ворожейкину, представителю Ставки ВГК на Орловском направлении.

Первый полет с прославленным генералом на борту По-2 мной был выполнен
в район бывшего монастыря «Коренная пустынь» (п. Свобода), где располагался
командный пункт К. К. Рокоссовского. В расположении штабных землянок было
выделено помещение и для представителя Ставки ВГК. В средней комнате землянки,
где стояли телефоны для связи со Ставкой, определили места для меня и офицера
оперативного отдела Ставки. Неподалеку от землянки под охраной стоял мой
По-2, на котором я летал из одного

авиасоединения в другое, а также к линии фронта, приземляясь около окопов
второго и третьего эшелонов. Это были опасные бреющие полеты в прифронтовой
полосе. Случалось, что на мой По-2 нападали «мессершмитты», а оторваться
от них удавалось только бреющим, используя рельеф местности, пересеченной
глубокими оврагами Маневренность По-2 позволяла «перепрыгивать» из оврага
в овраг и сливаться с поверхностью земли.

Оперативные отделы фронтовых частей передавали мне для Ставки дополнительные
данные, которые я переносил на «двухкилометровку», и на их основе определялась
линия фронта. Генерал-полковник авиации Г. Ворожейкин систематически передавал
эти данные лично Сталину, от которого исходили приказы на дальнейшие действия.

Однажды Ворожейкин позвонил Верховному, но из Ставки попросили перезвонить
через пятнадцать минут. За это время в своей комнате генерал задремал,
а через пятнадцать минут затрещал телефон, и, конечно же, я взял трубку:

- Я вас слушаю...

- Товарищ Ворожейкин, вы мне звони- ли . . .

- Товарищ Сталин, товарищ Ворожей- кии сейчас подойдет к телефону, -
ответил я взволнованно.

- Товарищ генерал-полковник, на про- воде товарищ Сталин...

Сидя у аппарата связи, я отчетливо слышал телефонный разговор.

- Ну, где вы там ходите? - гневно про- звучал голос Сталина. - Докладывайте.

Ворожейкин рукой прикрыл телефонную трубку и сказал мне:

- Дайте вашу карту!

Я развернул «двухкилометровку» на оперативном столике. Он взял карандаш
и воткнул его на обозначенную мной передовую линию Курской дуги...

- Товарищ Сталин, докладываю вам, как проходит на последний час линия
фронта...

После окончания доклада Верховному, возвращая мне карту, Ворожейкин
произнес удрученно: «Как это я задремал...» Потом изложил мне следующее
задание:

- Завтра полетите в расположение 16-й воздушной армии и лично вручите
пакет командующему генералу Руденко.

В том полете два вражеских истребителя неоднократно обстреливали мой
самолет, но, казалось бы, немыслимое маневрирование, бреющий полет и маскировка
в попадавшихся облаках спасли меня от гибели. В районе ст. Поныри приземлился
в заданной точке и выполнил приказ Ставки.

Так летал я по заданиям в интересах Ставки ВГК в течение трех месяцев.