- Transport on Line - hiltunen.htm

С.Н.Антошкин В.Е.Ильин

Росийская авиация вступила в Первую мировую войну, имея за плечами четыре
предвоенных года развития. Датой рождения отечественных военно-воздушных
сил принято считать 30 января 1910 г., когда был образован отдел воздушного
флота при Особом комитете по усилению воздушного флота, задачей которого
и явилось создание военно-воздушных сил.

В марте 1910 года для обучения в летные школы Франции было отправлено
семь русских офицеров, а также шесть нижних чинов. В мае того же года в
Гатчине, на аэродроме Петербургской офицерской школы, была организована
подготовка военных летчиков-офицеров под руководством французского авиатора
Эдмонтона и В.А.Лебедева - одного из первых русских летчиков, возглавившего
в дальнейшем крупное авиастроительное предприятие в Саннкт-Пертербурге.
В июле 1910 года открылась школа военных летчиков в Одессе. 8 июня во Франции
получил "Бреве" - диплом об окончании авиационной школы Антуанетт
- первый российский военно-морской летчик С.Ф.Дорорж привез с собой и аэроплан,
ставший первой боевой единицей морской авиации России. Таким образом, к
концу 1910 года наша страна вышла на второе в мире (после Франции) место
среди авиационных де

Быстрыми темпами развивалась и русская военно-морская авиация: в период
1911-12 годов на Черном море было создано первое отделение морских летчиков
и шесть крепостных авиаотрядов

Уже в 1912 году, в ходе Балканской войны, русские летчики-добровольцы
Агафонов, Евсюков, Колчин и Костин под руководством Щетинина в составе
добровольческого отряда на стороне болгарской армии приняли участие в боевых
действиях против Турции, "нарабатывая" первый опыт боевого применения
"аппаратов тяжелее воздуха". При этом авиация не только вела
воздушнную разведку, но и выполняла бомбометания по турецким укреплениям.
Шло знакомство русской армии с авиации и во время крупных учений. В частности,
хорошой школой стали киевские осенние маневры 1912 года.

После того, как Государственная Дума в мае 1912 года утвердила законопрект
об отпуске средств на формирование аваиационных частей, внесенный военным
министерством, началось широкое развертывание авиаотрядов в сухопутных
войсках. Принятая Генеральным штабом "Большая программа по техническим
войскам" предусматривала завершение формирования авиационных рот к
1 апреля 1917 года. ремени на реализацию этих планов история уже не оставила.

К лету 1914 года, перед началом боевых действий, русская авиация имела
шесть авиационных рот (39 отрядов), располагая 202 самолетами (124 - в
полевых отрядах, 48 - в крепостных отрядах и 30 - в учебных). После мобилизации
самолетов, принадлежащих граж данским аэроклубам, Россия вступила в войну
с самым многочисленым воздушным флотом, насчитывающим 263 самолета. Военно-морской
флот располагал еще 18 самолетами и 15 летчиками (для сравнения етственно,
232, 156 и 56 самолетов).

Основу самолетного парка российской военной авиации составили к осени
1914 года монопланы "Ньюпор-4" и бипланы "Фарман-16",
обладавшие максимальной скоростью 90-100 км/ч, потолком 2000-2500 м и продолжительностью
полета др двух часов. Ограничено применялись и самолеты других типов, в
частности "Мораны" и "Депердюссены". Сравнительно немногочисленные
самолеты отечественных конструкторов были представлены, в основном, машинами
Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ), разработанными под руководством
Игоря Сикорского. Наиболее выдающщейся российской конструкцией стал четырехмоторный
биплан "Илья Муромец", построенный в октябре 1913 года и на нескаолько
лет опередивший аналогичные разработки за рубежом (первые тяжелые бомбардировщики
появились у союзников лишь в 1916 году). Еще 28 февраля 1914 года Военный
Совет утвердил представление Главного военного технического управления
о заказе РБВЗ 10 "Муромцев", а 16-17 июня второй самолет этого
типа - "Илья Муромец Киевский" - под управлением И.Сикорского
совершил рекордный перелет Санкт-Перербург - Киев с одной промежуточной
посадков в Орше. 1280 км было преодолено за 13 часов 5 минут. В ходе серийной
постройки, продолжапвшейся до конца войны, самолет неоднократно модернизировался,
менялись двигатели, усиливалось бомбардировочное и пулеметное свооружение.
Всего было построено 79 самолетов типа "Илья Муромец" серий "Б",
"Г", "Д" и "Е".

На начальном этапе боевых русская авиация понесла большие потери. Только
на Юго-Западном фронте за первые три месяца боев из 99 самолетов был потерян,
в основном, из-за поломок, 91 аэроплан). Быстро восполнить потери на самом
напряженном, маневренном этапе войны, не удалось - сказалось отсутсвие
необходимой производстве обусловленнное общим отставанием российской промышленности
от промышленности Германии (к началу войны Россия имела всего семь авиационных
заводов с месячной производительностью 30-40 самолетов, тогда как Германия
располагала 50 предприятиями, способными с а и чиновников, не сумевших
своевренно организовать необходимые мобилизационные мероприятия, а также
отсутствие запасов авиационной техники (в то же время Франция и Великобритания
имели, соответственно, 200 и 100 самолетов резерва, что позволило им быстро
восстановить потери первого этапа боевых действий, когда авиапромышленость
еще не перешла на "военные рельсы"). Отсутствовали необходимые
запасы топлива и других материалов, нехватало обученных летчиков. Руководство
вооруженых сил полагало, что война с Германией будет носить скоротечный,
маневренный характер и завершится в ходе одной кампании, через шесть-восемь
месяцев. Такие оценки повлияли не только на з материальной части для воздушных
сил, но сказались и на снабжении всей армии: уже к концу 1914 года в войсках
стал ощущаться острый недостаток вооружения и боеприпасов, что, в конечном
итоге, и привело к тяжелым поражениям лета 1915 года.

Следует указать и на неопределеность в подчинении авиачастей и тыловых
служб, которая вносила путаницу в руководство действиями авиационных отрядов
и их снабжение. Управление военно-воздушные флотом было создано лишь в
1916 году и объединило, помимо авиационных, также и воздухоплавательные
части, имеющие на вооружение дирижабли и привязные аэростаты.

Впрочем, в рамках фронтов авиационные подразделения имели четкую организацию
и структуру. Из 39 авиаотрядов, которыми армия располагала к началу войны,
28 числились при при шести полевых авиаротах, три сибирских авиаотряда
находились в составе сибирской авиароты, и восемь отрядов были распределены
по крепостям: Ковно, Гродно, Осовец, Брест-Литовск, Ново-Георгевск, Севастополь,
Карс и Владикавказ. 25 авиационных отрядов, входивших в полевые авиароты,
были корпусными, один - гренадерским, один - полевой и один - гвардейский.
Кроме того, Всероссийский аэроклуб сформировал добровольческий авиаотряд,
переименованный впоследствии в 34-й корпусный.

Отрядам полагалось иметь по штату шесть самолетов и летный состав в
колличестве пяти летчиков-офицеров и двух летчиков-солдат, а также четыре
прикомандированных летчика наблюдателя из числа младших офицеров. Крепостные
отряды имели по восемь летательных аппаратов, шесть летчиков-офицеров и
три летчика из нижних чинов. С приближением линии фронта часть крепостных
отрядов переформировали в корпусные.

С 1916 года вместо авиарот формируется 12 авиадивизионов (по одному
на армимю) в составе армейского и нескольких корпусных отрядов. А 25 декабря
1916 года был сформирован Петербургский авиадивизион из трех отрядов, который
был подчинен начальнику ПВО Петербурга генерал-майору Л.С.Бурману, что,
фактически, стало началом создания авиации противовоздушной оборорны России.

Образование авиации ПВО связано с появлением в российской авиации самолетов-истребителей,
которые стали звеньями включаться в состав авиаотрядов. Вскоре, также в
1916 году, в каждом дивизионе формируется по одному истребительному отряду,
В дальнейшем число таких отрядов возросло до 24. Часть из них, для завоевания
превосходства в воздухе над конкретном участком линии фронта, стали сводить
в авиагруппы по чечыре-шесть отрядов. Всего было создано четыре такие авиагруппы,
подчиненные штабам фронтов. Первая истребительная авиагруппа получила боевое
крещение в августе 1916 года в районе Луцка.

Всего к концу 1917 года в сухопутных войсках имелся 91 авиационный отряд:
44 корпусных, 24 истребительных, 12 армейских, четыре артиллерийских, четыре
крепостных и три в управлениях. Корпусные отряды располагали по штату шестью
разведчиками, двумя самолетами для корректирования артиллерийского огня
и двумя истребителями. Армейские отряды должны были иметь шесть разведчиков
и два истребителя, артиллерийские - по десять машин, а истребительные -
по восемь. Однако реально в наличии был лишь 461 самоле положенных по табелю.
Кроме того, в ремонте находилось 106 самолоетов различных типов. Причем,
если истребительные и армейские отряды имели полный комплект, то корпусные
вместо 440 машин располагали лишь 144.

Руководство действиями воздушных сил на уровне фронтового звена осуществляли
заведующие авиацией и воздухоплаванием фронтов. Им подчинялись командиры
авиадивизионов, истребительных групп и отдельных отрядов. При ставке Верховного
Главнокомандующего авиацию Действующей армии курировал великий князь Александр
Михайлович, стоящий во главе Авиационной канцелярии ("Авиаканц").

Особыми частями являлись отдельные подразделения, имеющие на вооружение
тяжелые воздушные корабли "Илья Муромец". Вначале эти четырехмоторные
самолеты по одному прикомандировавывались к штабам фронтов, однако такая
практика себя не оправдала и было решено сгруппировать эти самолеты в одном
месте. Уже в декабре 1914 года была создана Эскадра воздушных кораблей,
которую возглавил генерал-майор М.В.Шидловский. Боевая деятельность Эскадры
началась с февраля 1915 года. В ноябре 1915 года ее перевели на новый штат,
который включал школу подготовки летчиков, метеостанцию, фотокабинет, мастерские,
гараж, зенитную батарею и три боевых отряда с 20 экапажами. Всего в Эскадре
числилось 20 аоздушных кораблей "Илья Муромец" и 24 одномоторных
самолета, предназначенных для обеспечения ПВО, эскортирования тяжелых саморолетов
и обучения личного состава. По состоянию на 1 ноября 1917 года в Эскадре
имелось, в общей сложности, 38 летательных аппаратов. Кроме Россиии, ни
одна из воюющих сторон до 1917 года подобными авиационными соединениями
не располагала.

В ходе войны совершенствовалась и русская морская авиация. К лету лету
1914 года на Балтике и Черном море имелось несколько "авиастанций",
оснащенных гидросамолетами. С началом войны эти подразделения были объединены
в авиаотряды. В 1916 году число гидросамолетов на Балтике достигло 40 машин,
а на Черном море - 45. При этом на Черноморском флоте из десяти отрядов
три были корабельными - в начале 1915 года флот получил авиатранспорты
"Император Николай I" и "Император Александр I", переоборудованные
из броненосцев, несколько позже подобное переоборудование прошел крейсер
"Алмаз", а в 1917 году в строй вошел авиатранспорт "Румыния",
созданный на базе пасажирского парохода. На Балтике имелся лишь один авиатранспорт
- "Орлица", переоборудованный из парохода и введенный в строй
в феврале 1915 года.

Число гидросамолетов в корабельных отрядах вначале составляло четыре-пять
единиц, а в 1917 году было доведено до семи-девяти летательных аппаратов.

По мере роста числа самолоетов в составе флотов было сформировано по
одной воздушной дивизии во главе с контрадмиралом. Каждая дивизия, насчитававшая
более сотни самолетов, состояла из двух авиабригад по три гидродиыизиона,
причем на Черноморском флоте один дивизион являлся корабельным.

Сравнивая морскую авиацию России с авицией ВМС Германии, которая в 1915
году имела два авиатранспорта и семь авиастанций, можно сделать вывод,
что Россия лидировала в этой области вплоть до 1917 года и имела определенное
превосходство над противником. Всего к концу 1917 года в российской морской
авиации имелось 240 самолетов и 133 летчика.

К концу 1917 года воздушный флот России имел 132 авиаотряда (91 сухопутный
отряд, пять отрядов тяжелых кораблей "Илья Муромец" и 36 отрядов
гидроавиации). В сухопутных войсках насчитывалось 1109 самолетов, 35 машинами
располагала Эскадра воздушных кораблей, 106 самолетов находилось в ремонте
и еще около 700 имелось в резерве и хранилось на складах в разобранном
виде. Это позволяло постоянно использовать в боевых действиях 500-600 самолетов
в сухопутных войсках и 150 гидросамолетов в морской авиации.

Следует добавить, что два русских отряда действовали в составе французской
армии и отдельные русские летчики сражались в составе истребительной авиации
союзников. В свою очередь, в полосе Юго-Западного фронта летом 1917 года
действовал английский корпусный, а также французские истребительный и артиллерийский
отряды. Кроме того, английские отряды базировались в Мурманске и Архангельске,
а составе Румынского фронта действовали две франко-румынские эскадрильи.

В 1916 году русская авиационная промышленность начала быстро "набирать
обороты": если в 1915 году в авиастроении было занято 2180 человек,
то в следующем году их число возросло до 5029. Ряд крупных заводов начал
создавать филиалы в других городах - Симферополе, Таганроге, Пензе. Значительно
продвинулась вперед технология отечественного авиационного производства.
К 1 ноября 1916 года на русских заводах было построено 2050 самолетов (73%
от всех, направленных на фронт) и 578 моторов (30%). Однако возможности
отечественой авиационой промышлености по прежднему значительно уступали
Германии. Поставки союзников также не могли в полной мере решить проблемму
самолетного и моторного "голода": осенью 1916 года, когда у русской
армии имелось в строю 598 са Франция располагала 1320 машинами, Германия
- 1200, Великобритания - 800, Италия - 348.

За небольшим исключением, российские аэропланы уступали самолетам Германии
и Австро-Венгрии и по качественым характеристикам. Однако с 1916 года ускорился
процесс перевооружения авиационных частей более современными типами ЛА.
Основными фронтовыми разведчиками стали самолеты "Фарман-27",
"Фарман-30", "Лебедь-12" (русская копия германского
"Альбатроса"), "Вуезен" и "Анатра-Д" (машина
русской конструкции), српособные развивать скорость до 140 км/ч, достигать
потолка 3500 и и находиться в воздухе в течение 3,5 часов. Истребительная
авиация получила на вооружение самолеты "Ньюпор" различных модификаций,
"Спад" и "Моска-МБ бис" со скоростью до 160 км/ч и
потолком до 5000 м. Эскадра тяжелых кораблей комплектовалась истребителями
Сикорского С-16, С-20 и С-22 с синхронными пулеметами, способными развивать
скорость 150-175 км/ч.

Военно-морской флот с 1915 года начал оснащаться летающими лодками М-5
конструкции Д.Д.Григоровича. В декабре 1915 года появился более совершенный
гидросамолет этого конструктора - М-9, развивающий скорость 105-137 км/ч.
Эти самолеты, признанные одними из самых удачных в своем классе, стали
самыми массовыми гидросамолетами ВМФ. 17 сентября 1917 года летчик Я.И.Нагурский
впервые в мире (для гидросамолетов) выпонил на М-9 пертлю Нестерова. Несколько
позже Григоровичем был создан серийный "гидроистребитель" М-11
с бронированной кабиной летчика, развивавший скорость до 149 км/ч.

В целом, российской авиации к началу 1917 года удалось сократить качественный
разрыв с авиацией противника. Некоторое отставание с перевооруждением было
вызвано зависимостью производства от поставок комплектующих из-за рубежа.

Всего за годы войны Россия получила 6812 самолетов и 5511 двигателей,
из которых 5012 самолетов и 1800 двигателей поставили отечественные заводы
(в основном, по французским образцам), а остальные были закуплены во Франции
(до 65% самолетов и 90% двигателей), Италии (25% самолетов) и Англии (10%
самолетов и 10% двигателей).

Следует отметить, что эффективность применения русской авиации снижалась
из-за разнотипности самолетного парка, затруднявшей материальное снабжение
и подготовку персонала. К концу 1917 года в строю находились самолеты 30
различных типов, 17 из которыя являлись основными. В боях испорльзовались
и трорфейные самолеты, 120-150 которых было захвачено в относительно исправном
состоянии в течение войны.

Разумеется, объемы поставок техники российской авиационной прромышленности
уступали масштабам самолетостроения в Германии, где до конца 1917 года
было выпущено 33808 самолетов. Однако следует учесть, что основная масса
германской авиации было сосредоточена на Западном фронте. Это позволяло
ВВС России, в ряде случаев, добиваться превосходства в воздухе на направлениях
главных ударов. Так, в середине 1917 года в полосе Юго-Западного фронта
225 росийских самолетов противостояло 226 вражеским самолетам, при этом
они нанесли противнику урон (сбив в воздушных боях 23 неприятельских аппарата),
в три раза превосходящий собственные потери.

Однако основным видом боевого применения была разведка. На первом эжтапе
войны она носила, как правило, визуальный характер. Наблюдение велось с
высот 2000-3000 м позволяло обнаруживать колонны войск, а с 1200-2000 м
- отельные группы. Для обнаружения отдельных людей или замаскированных
объектов приходилосьь снижаться на высоту 500-600 м, что делало самолеты
уязвимыми от ружейно-пулеметного огня. С 1915 года начала широко применяться
аэрофотосъемка с использованием фотоаппаратов конструкции С.А.Ульянина
и С.С.Неждановского, несколько позже в войска поступил первый в мире автоматический
фотоаппарат для маршрутной и площадной съемки "Потте", разработанный
подполковником русской армии аВ.Ф.Потте. Следует отметить, что успех Брусиловского
прорыва в 1916 году был, в значительной мере, обеспечен тем, что каждый
офицер и многие унтер-офицеры русской армии имели подробные карты неприятельских
укреплений, составленные на основе аэрофотосъемки.

Для глубинной разведки с 1915 года применялись самолеты "Илья Муромец".

Летчики-наблюдатели, по мимо разведки, занимались и корректировкой артиллерийского
огня, значительно повышавшей эффективность использования артиллерии. С
1916 года во все корпусные отряды было включено по два самолета-корректировщика
со специально подготовленными экипажами. В том же году начались поставки
первых английских авиационных радиостанций "Стерлинг" с дальностью
действия до 30 км, а в 1917 г. в разведывательную авиацию поступили ламповые
передатчики РОБТиТ российского производства.

Первая эшелонированная бомбардировка была проведена самолетами русской
авиации в ноябре 1914 года при осаде австрийской крепости Перемышль. В
июле 1915 года летчик Солодовников на самолете "Ньюпор" осуществил
первое бомбометание с пикирования по зенитной батарее противника. Однако
бомбардировка, как вид боевых действий ВВС, превратился из сопутствующего
воздушной разведке в самостоятельный лишь на на рубеже 1916-17 годов. Особенно
эффективными были удары, наносимые с самолетов типа "Илья Муромец".
Так, при налете на базу немецкой гидроавиции на озере Ангерн близ Риги
было сброшено 72 бомбы, достигнуто 22 попадания в ангары, 11 - в пристань
и два - возле взлетавших гидросамолетов. 14 июня 1916 года на "Муромце"
был произвенден первый ночной налет на станцию Митава. Калибр бомб, в начале
войны не превышавший 10 кг, к 1917 году возрос до 640 кг. Были разработанвы
зажигательные и термитные боеприпасы. Самолеты начали оснащаться специальными
бомбосбрасывателями, появились механичес иборы Иванова, Ботезата b Гарфа).

Первый в истори войн воздушный бой провел знаменитый летчик, автор "Мертвой
петли" штабс-капитан Петр Нестеров, таранивший 8 сентября 1914 года
австрийский самолет-разведчик (на Западном фронте самолеты впервые сошлись
в воздушном бою 26 октября 1914 года, их встреча закончилась безрезультатной
перестрелкой из личного оружия, а первый германский аэроплаан был сбит
французским летчиком Гарро лишь 1 апреля 1915 года). Однако развертывание
в русской армии специальных истребительных авиационных отрядов началось
во второй порловине 1916 года после представления доклада заведующего авиацией
и воздузоплавания в Действующей Армии от 2 оюля 1916 г. на имя начальника
штаба Верховного главнокомандующего, в котором, в частности говорилось:
"Появление на нашем фронте быстроходных и сильно вооруженных неприятельских
аппаратов-истребителей вызвало необходимость формирования и у нас отрядов
истребителей......." Впрочем, отдельные истребительные отряды в полосе
Юго-Западного фронта начали действовать несколько раньше. Кроме того, имелся
отряд охраны резиденции Верховного главнокомандующего.

Русскими летчиками были освоены бой парой, групповые бои, дежурство
в воздухе и на аэродроме, сопровождение разведчиков и бомбардировщиков,
а также воздушный таран как крайняя мера, когда другие средства воздействия
на противника исчерпаны. Раньше летчиков Франции и Великобритании П.Зиновьев
применил лобовую атаку. Штабс-капитан Евграф Крутень отработал тактику
нападения на самолет противника с использованием преимущества в высоте.

Всего в России на 200 истребителей имелось 28 асов (т.е. летчиков, сбивших
более пяти самолетов противника). Наиболее известные их них - А.Казаков
(32 победы), П.Маринович (22), Е.Крутень и В.Федоров (20), К.Арцеулов (18),
П.Аргеев (15), А.Северский (13), П.Смирнов (12), М.Сафанов, Б.Сергиевский
и Э.Томсон (11), И.Орлов (10), Э.Пульпе и Г.Сук (7), О.Тетер, Я.Махлапуу
и В.Янченко (6). Всего русскими асами было уничтожено 226 самолетов противника.

В целом, истребительная авиация составляла 35% от общего состава ВВС
России, а летчики-истребители вместе с летчиками других родов авиации уничтожили
в 1914-17 гг. более 2000 самолетов протитвника.

Российские летчики раньше летчиков другис стран начали осваивать и штурмовые
действия против наземных войск. Еще летом 1915 года пять самолетов 31-го
авиаотряда атаковали скопление германских войск в районе переправвы через
реку Буг, рассеяв противника пулеметным огнем. Воюзники также впервые применили
штурмовку именно на русском фронте (это сделали англичане из состава авиаотряда,
действовавшего в полосе Юго-Западного фронта).

Подводя итоги, можно уверенно утверждать, что Россия в годы Первой Мировой
Войны создала достаточно сильный и многочисленный воздушный флот. Спектр
его боевой деятельности был широк: воздушная разведка с фотографированием,
корректировка артиллерийского огня, бомбометание, воздушный бой, борьба
с подводными лодками, обнаружение мин, штурмовые действия. Вообще, применительно
к отечественной авиации 1914-17 годов можно много раз произнести слово
"впервые": впервые воздушный бой состоялся на русско-германском
фронте, первая бомба, попавшая в военный корабль, была русской, первый
автоматический аэрофотоаппарат был разработан, изготовлен и применен в
России......

Однако развал армии и промышленности, наступившие осенью 1917 года,
нанесли огромный ущерб молодой российской авиации. И в дальнейшем потребовались
огромные усилия всего народа и десятилетие напряженного труда, чтобы сначала
возродить, а затем и поднять на новый, более высокий уровень, воздушную
мощь России. Так стоит ли нам повторять ошибки прошлого ?