- Transport on Line -

В.АБРАМОВ

В "Вокруг света" (# 1/87 и # 1/90) мы публиковали небольшие
заметки В.П. и И.Л.Мюллер о первом редакторе нашего журнала Павле Матвеевиче
Ольхине (1830 -- 1915) и просили читателей поделиться дополнительными сведениями,
если таковые имеются, об истории нашего журнала. Печатая вторую заметку,
мы еще не знали, что в Ивангороде уже был найден семейный архив Ольхиных
пяти поколений. Написал нам об этом давний автор журнала, человек, которому
посчастливилось разыскать этот архив, -- кандидат исторических наук, сотрудник
Областного музейного центра в Санкт-Петербурге Всеволод Валентинович Абрамов.

В поисках музейных экспонатов, фотографий и документов мне не раз приходилось
участвовать в рейдах по деревням Принаровья, а также вести поиски и в Ивангороде.
Вот и в этот раз Г.А.Попов, директор Ивангородского музея, сказал: "С
год назад умер местный коллекционер почтовых марок и монет Константин Александрович
Ольхин, давайте зайдем к его наследнице, может быть, у нее осталась коллекция
монет, и нам удастся приобрести кое-что для музея". Наследница --
Мария Викторовна Комиссарова -- нас приняла хорошо, но, к сожалению, коллекция
монет не сохранилась, она была похищена неизвестными лицами перед смертью
К.А.Ольхина. Осталось много марок, но они нас не интересовали. Собрались
уходить. Уже на пороге я спросил хозяйку: "А может быть, сохранились
какие-нибудь бумаги или фотографии?" "Да, их много," --
ответила Мария Викторовна. Она открыла оттоманку -- и нашим взорам предстала
куча беспорядочно сваленных бумаг и книг. Среди них -- тетрадь, исписанная
мелким каллиграфическим почерком на немецком языке. Это была "Семейная
хроника", написанная Павлом Матвеевичем Ольхиным в 1855 году и продолженная
уже в 1924 году его дочерью Е.П.Визенталь.

=

______________________________________________

1 Нарва и Ивангород многие годы были единым комплексом, пока по реке
Нарве не прошла государственная граница между Россией и Эстонией. (Здесь
и далее прим. автора).

=

С разрешения хозяйки перетаскиваем содержимое оттоманки в музейное хранилище.
Письма на немецком, французском, очень много писем стенографических, ворох
старинных фотографий, начиная с дагерротипов и тальботипов... Эти бумаги
пришлось разбирать, описывать и читать более года, было зафиксировано почти
полторы тысячи единиц музейного хранения.

О чем же поведала семейная хроника Павла Матвеевича Ольхина?

=

Родители его родились в Нарве, но фактически вся их жизнь была связана
с Санкт-Петербургом, где отец -- Матвей Дмитриевич поступил в таможенную
службу береговым охранником. За разоблачение крупной контрабанды он получил
большую денежную премию и новое место службы -- курьера при Особой канцелярии
в Министерстве финансов. Любимым его занятием было чтение, он постоянно
посещал книжные лавки столицы и тратил в них немалые деньги. Скоро у Ольхиных
образовалась неплохая библиотека. Мать Павла -- Анна Антоновна -- была
незаконно рожденной дочерью богатого нарвского мещанина шведского происхождения
(из стокгольмских дворян) А.А.Поля. Женщиной она была умной, деловой, красивой,
хорошо знала немецкий язык, похоже, он для нее был родным. В семейном архиве
сохранилось много ее писем с большим количеством грамматических ошибок,
но весьма содержательных.

Ольхины занимались мелким производством и торговлей, а также обменом
денег, одалживали деньги и под залог. Одним из кредиторов был издатель
и книготорговец А.Ф.Смирдин, который не смог отдать долги. Ольхиным перешла
часть книг магазина Смирдина, его личная библиотека и журнал "Библиотека
для чтения". Все это позволило в ноябре 1842 года Ольхиным открыть
книготоргово-издательскую фирму, основой которой был магазин в доме Заветного
на Невском проспекте. Позже другой магазин был открыт в Гостином Дворе
и даже в Москве на Тверской улице, в доме Мятлевой. Родители любили своего
единственного сына Павлушу, но держали в строгости и всегда при деле. Как
сообщает П.М.Ольхин в своих записках, мать стала учить его основам русской
грамоты с пяти лет, затем пришла очередь заняться немецким языком. В шесть
лет Павел уже учился в Главном Немецком училище при церкви Святого Петра.
Это была знаменитая Петершуле, которая славилась хорошим преподаванием
естественных наук и особенно языков.

Уже в старших классах Павел стал заниматься переводами небольших заметок
для журнала. "После окончания училища, -- пишет он в своих записках,
-- Сенковский (О.И.Сенковский -- редактор журнала "Библиотека для
чтения") всерьез взялся за меня. Он неоднократно требовал, чтобы я
приходил к нему, указывал мне на недостатки в работе".

В 1847 году Павел опубликовал в "Библиотеке для чтения" свою
первую крупную статью "Частная жизнь древних греков и римлян".
Автору было всего 17 лет! А в следующем году в журнале был напечатан сделанный
Павлом перевод романа Вальтера Скотта "Перфская красна-девица, или
день Святого Валентина" (сейчас этот роман известен как "Перфская
красавица").

Дела Ольхиных успешно шли недолго. В конце 40-х годов из-за ошибок в
издательской деятельности и кражи крупной суммы денег из их квартиры семья
была на грани полного разорения. Последний удар нанес в 1851 году прежний
их благодетель, известный литератор Ф.В.Булгарин, который вместе с Н.И.Гречем
организовал суд над М.Д.Ольхиным. В результате последний попал в долговую
тюрьму. Этот удар старшие Ольхины не могли вынести, они вынуждены были
продать последние личные вещи и почти одновременно умерли в начале 1853
года. Павлу пришлось принять запутанное и тяжелое бремя долгов разорившихся
родителей.

После окончания Петершуле Павел долго не мог решить, где ему учиться
дальше. Из его записок видно, что он хотел поступить в университет изучать
восточные языки, а в одном из писем сообщал, что собирается изучать южно-славянские
языки. Он упорно готовился к вступительным экзаменам, но опоздал с подачей
документов. Не желая ждать еще год, Павел поступил вольным слушателем в
Академию художеств (он хорошо рисовал) на архитектурное отделение, где
проучился полтора года. Болезнь и смерть родителей привела его к решению
посвятить себя борьбе с болезнями, и Павел поступил в Медико-Хирургическую
академию.

=

Однако, окончив академию в 1858 году, практикующим врачом он не стал,
а посвятил себя литературной работе. Павел Матвеевич много переводил и
писал на медицинские и естественно-научные темы. В 1860 году издатель М.О.Вольф
пригласил его редактировать новый журнал "Вокруг света". Вместе
с приложением "Природа и землеведение" Ольхин редактировал его
с 1861 по 1868 год. Известно, что Цензурный комитет согласился на издание
этого журнала только с условием, что все материалы будут переводные. Для
того чтобы быть ближе к переводным источникам и в целом к Западу, в 1862
году П.М.Ольхин с женой, Софьей Карловной Маркузе, маленькими детьми и
свояченицей Эмилией (ей было всего 4 года) переезжает в Баварию, в Нюрнберг.
Город был относительно небольшой, но промышленно развитый. В эти годы король
Баварии Максимилиан II всячески поддерживал искусство, литературу, а также
естественные науки и технику. Богатые библиотеки, Национальный музей и
Архив способствовали работе Павла Матвеевича как переводчика и автора журнала.
Труд, проделанный им для "Вокруг света" и его приложения, колоссален.
Дело в том, что все статьи для них были переведены или написаны непосредственно
Павлом Матвеевичем1, автором они не подписывались, исключение составляет
лишь одна статья А.Орлова "Полярные сияния" (см. "Природа
и землеведение" т.3 1864).

Как можно было справиться с таким объемом работы одному человеку? Помогла
стенография. Павел Матвеевич использовал немецкую стенографию по методу
Габельсбергера, приспособив ее к русскому языку, научив свою молодую жену
читать стенограммы, и они успешно и весьма производительно работали для
"Вокруг света". Прекрасно оформленный журнал и его приложение
с большим интересом читали в России. Больше того, издательство многие из
этих публикаций дублировало в виде отдельно издаваемых книг. Так появились
переведенные Ольхиным "Воспоминание о путешествии в Татарию"
Гюка, "Очерки лесной и приречной жизни в Западной Америке" Герштекера,
"Путешествие в Южную Америку" И.Чуди и другие. В 1870 -- 1871
годах отдельным изданием вышло три тома (1800 страниц!) очерков П.М.Ольхина
"Подвиги человеческого ума" об изобретениях, технических производствах
и великих стройках. Все они были написаны на основе иностранных источников
и интересны даже для современного читателя.

Журнал "Вокруг света" читали взрослые, их дети и даже внуки.
На его страницах они стремились найти не только сведения о путешествиях,
о природных явлениях или о животном и растительном мире, но искали ответы
на вопросы общественной жизни. В Российской Национальной библиотеке Санкт-Петербурга
хранится комплект журнала за 1867 год, в нем (стр. 91-96) опубликован очерк
"Работники" о жизни пчел и муравьев (П.М.Ольхин и позже часто
писал на эту тему).

= ________________________________________________

1 Это стало известно из письма П.М.Ольхина, написанного в Литературный
фонд в 1911 г. для получения денежного пособия. (Институт русской литературы
(Пушкинский Дом) АН России. Ф.155. 1911 г. №12; Ивангородский историко-архитектурный
и художественный музей. Фонд Ольхиных, № 943.)

=

В статье присутствовали термины "конституция", "республиканские
нравы", "чистая демократия", "политическое устройство
муравейника", "красные муравьи". Эти термины, почему-то
пропущенные цензурой, в 1867 году звучали прогрессивно и даже революционно.
Но по содержанию ничего революционного в статье не было. П.М.Ольхин никогда
не был противником существовавшего режима, хотя в его окружении и были
радикально настроенные люди (В.П.Печаткин, издатель Ф.Ф.Павленков), а в
конце жизни он даже познакомился с народником-шлиссельбуржцем Н.И.Морозовым,
но их объединяли общие естественно-научные интересы.

=

Александр Павлович Ольхин, воспоминания которого также сохранились в
семейном архиве, видел в своем отце не столько литератора, сколько ученого
и инженера, постоянно следившего за развитием технических знаний. Во многом
это справедливо, родные и близкие Павла Матвеевича отмечали, что голова
его постоянно была занята какими-нибудь изобретениями или техническими
идеями. Известно, что при квартире Ольхиных была мастерская или лаборатория.
П.М.Ольхину удалось создать петарды для железных дорог, которые после испытания
были заказаны ему ведомством в большом количестве.

В качестве специалиста-химика и санитарного врача Павел Матвеевич часто
приглашался для совета и экспертизы хозяевами пищевых и химических предприятий.
Трудился он и над созданием новых детских игрушек, за одну из них -- волчок
особой конструкции -- даже получил почетный отзыв на Всемирной выставке
в Париже (1878).

С правнуком П.М.Ольхина Игорем Львовичем Мюллером я переписывался до
самой его смерти в сентябре 1995 года. В одном из писем он сообщил мне,
что его прадед первым в России сделал цветной фотографический снимок, негатив
которого с изображением матери Игоря Львовича -- Агнессы Ивановны, хранится
у него. Действительно, из всех ремесел, которыми особенно увлекался П.М.Ольхин,
была, конечно, фотография. Это было не только ремесло, а наука и искусство
вместе взятые. Павел Матвеевич с юности занимался фотографией, тогда она
еще называлась дагерротипией и тальботипией. По мере развития фотографии
росло и его увлечение. С 1894 года по 1911-й Ольхин издавал и редактировал
специальный журнал "Фотографический вестник", статьи для которого
в основном писал сам.

Цветных снимков Ольхина мы пока не нашли, но среди находок в Ивангороде
сохранилась как раз цветная позитивная пластинка (сейчас бы ее назвали
слайдом) с изображением П.М.Ольхина, его внучки Агнессы и еще одной, неизвестной
женщины.

=

Несмотря на интенсивную и разностороннюю деятельность, Павел Матвеевич
капиталов не заработал, а пенсии по тогдашним российским законам ему не
полагалось: ведь он никогда и нигде не служил, всегда был "свободным
художником". Положение П.М.Ольхина было бы вообще тяжелейшим, если
бы издательство Вольфа не назначило ему небольшой пенсион в 50 рублей в
месяц, который, впрочем, он все равно честно отрабатывал, числясь до самой
смерти редактором детских журналов "Задушевное слово" и "Мой
первый журнал". Кроме того, от Литературного фонда Павел Матвеевич
добился ежемесячного пособия в 15-50 рублей. Скромному и всегда экономному
Ольхину этого хватало. В 1910 году он перенес две тяжелейшие операции,
после которых в кругу родных говорил: "Эти годы мне подарены Богом".
В июле 1915 года болезнь возвратилась, больницы Петрограда отказывались
брать смертельно больного даже за плату. С трудом Ольхина удалось поместить
в радиолечебницу доктора С.Н.Бормана, где он и скончался 1 августа.

П.М.Ольхин был похоронен в Стрельне (под Петербургом) близ моря на Православном
кладбище недалеко от церкви. Могила его не сохранилась.