- Transport on Line -

ПАМЯТИ "ЕВСТАФИЯ"

Есть корабли, которые самой своей гибелью вошли в бессмертье. Среди
них - "Евстафий". 66 -пушечный линейный корабль с полным именем
"Св.Евстафий Плакида" заложили в Адмиралтействе Санкт-Петербурга
30 июля 1762 года; на воду он сошёл летом следующего года. Построенный
как флагманский, "Евстафий" был одним из лучших кораблей своего
ранга и нёс на нижней палубе 36-фунтовые, на верхней - 18-фунтовые бронзовые
пушки. Его экипаж под командованием опытного капитана 2 ранга А.И.Круза
на Балтике учился морскому делу, а летом 1769 года отправился далеко от
родных берегов.

В 1768 году Турция, побуждаемая западными державами, объявила войну
России. Турки считали обеспеченным своё положение на Средиземном море.
Однако Екатерина П решила воспользоваться идеей братьев Орловых: послать
корабли и войска в Архипелаг, чтобы поднять восстание греков против турецких
поработителей. Экспедицию должен был возглавить Алексей Орлов. В его распоряжение
с Балтики направлялась эскадра Г.А.Спиридова. Адмирал 25 июля 1769 года
выступил в первый дальний поход русского флота с 7 линейными, 1 бомбардирским
кораблями, фрегатом и 9 вспомогательными судами. Флагманским кораблём Спиридов
избрал "Евстафий"; Круза 4 июня 1769 года произвели в капитаны
1 ранга, поощряя перед трудным походом. И поход этот действительно оказался
труден.

Уже у острова Гогланда "Евстафий" от сильного ветра потерял
фор-стеньгу, и Крузу пришлось зайти в Ревель (Таллинн); он поторопился
с ремонтом и успел привести корабль на Копенгагенский рейд ранее, чем Спиридов
продолжил путь. 18 ноября "Евстафий"первым достиг Порт-Магона
на острове Минорка; между 4 и 12 декабря собрались 4 линейных корабля,
фрегат и 4 вспомогательных судна. В феврале 1770 года эскадра, состоявшая
из трёх 66-пушечных кораблей и меньших судов, высадила в Греции русские
войска, которые поддержали вспыхнувшее восстание, стали ядром легионов
из греков, албанцев и славян, начавших захват турецких крепостей.

Со 2 марта "Евстафий" в главных силах эскадры Спиридова обстреливал
крепость Корон. Осада затянулась. 14 апреля граф А.Г.Орлов прибыл к эскадре.
Так как стало известно о взятии 12 апреля крепости Наварин, стоявшей у
хорошей бухты, главнокомандующий перевел туда корабли с десантными войсками
и намеревался прервать подвоз продовольствия в Константинополь. Когда же
на Средиземном море появился большой турецкий флот, Орлов отправил в море
эскадру Спиридова для соединения с второй балтийской эскадрой Д.Эльфинстона.
Принявший общее командование Орлов решил искать турецкий флот. Тот 23 июня
был обнаружен между островом Хиос и азиатским берегом. В Хиосском проливе
16 линейных кораблей,6 фрегатов, 60 меньших и вспомогательных судов выстроились
в две линии, примкнув левый фланг к островку, а правый-к отмели у Чесмы.
Русские располагали только 9 линейными и 1 бомбардирским кораблями, не
считая более мелких судов. Против их 300 пушек одного борта турки имели
700. Несмотря на превосходство противника, А.Г.Орлов решил атаковать. Совет
флагманов традиционно разделил эскадру на авангард (корабли "Европа",
"Св.Евстафий", "Три Святителя" и фрегат "Св.Николай"),
кор-де-баталию (корабли "Св.Ианнуарий", "Трёх Иерархов",
"Ростислав" и 2 небольших судна) и аръергард (корабли "Не
тронь меня", "Святослав", "Саратов"). Авангардом
командовал Спиридов, центром - Орлов, аръергардом - Эльфинстон; флагманы
располагались на средних кораблях своих отрядов.

В 4 часа утра 24 июня, при лёгком ветре, по сигналу с "Трёх Иерархов"
"гнать за неприятелем" эскадра пошла к Хиосскому проливу. Когда
выстроилась боевая линия, Орлов дал сигнал всему флоту атаковать, и российские
корабли начали спускаться на противника. В 11-30 передовой корабль "Европа",
которым командовал капитан 1 ранга Ф.А.Клокачёв, приблизился на 3 кабельтова
(560 метров) к центру турецкой линии, и турки открыли огонь из всех орудий.
Их пушки били главным образом по мачтам, чтобы затруднить маневрирование
атакующих. Русские корабли не отвечали, исполняя приказ подойти на пистолетный
выстрел; только с расстояния 80 саженей (около 170 метров) они дали один
за другим три залпа, заставившие передовые турецкие корабли ослабить огонь.
Но повреждения "Европы" в парусах и рангоуте заставили Клокачёва
выйти из линии, описать дугу и вступить в строй за "Ростиславом".

Передовым кораблём стал "Св.Евстафий", на палубе которого
стояли в парадной форме А.И.Круз и Г.А.Спиридов; на юте оркестр выполнял
приказ "играть до последнего". "Евстафий" занял позицию
против корабля капудан-паши. Огонь по неприятелю открыли и "Три Святителя"
капитана С.П.Хметевского, и корабли кор-де-баталии; аръергард запоздал
и стрелял издалека, не нанося ущерба противнику.

Наибольшая тяжесть сражения пришлась на долю "Евстафия". Он
сражался с тремя кораблями и шебекой, но главное внимание уделял вражескому
флагману "Реал-Мустафа", на котором находился Гассан Гази-бей.
Корабль Круза стоял так близко к неприятелю, что его ядра прошивали оба
борта "Реал-Мустафы". Рангоут и такелаж "Евстафия"
серьёзно пострадали от турецких снарядов. Круз, посоветовавшись с окружающими,
решил стрелять брандскугелями (зажигательными снарядами), что вызвало пожар
на "Реал-Мустафе". Теперь в опасности оказался русский корабль,
ибо его несло ветром на турецкий. Чтобы отбуксировать "Евстафий",
капитан приказал спустить гребные суда, но те не смогли преодолеть течение.
Вскоре 2 корабля сошлись, причём бушприт "Реал-Мустафы" оказался
между грот и бизань-мачтами "Евстафия". Продольным огнём русские
моряки заставили турецкий экипаж прекратить бой. Пока корабли сближались,
матросы и солдаты приготовили крюки, сходни, холодное оружие; по снастям
и реям смельчаки перебрались на турецкий корабль и взяли его на абордаж.
Моряки под руководством Круза пытались загасить огонь на трофее, но безуспешно.
Не удалось увести в безопасное место и "Евстафий", который встал
на якорь вблизи "Реал-Мустафы", выйдя из-под его бушприта. Вскоре
пламя перекинулось на русский корабль. В соответствии с уставом адмирал
Спиридов и штаб оставили его и перешли на "Три Святителя". Капитан
продолжал борьбу с огнём. Опасаясь за судьбу своего корабля, он приказал
залить крюйт-камеру. Но выполнить приказ не успели. Горящая грот-мачта
"Реал-Мустафы" рухнула на палубу "Евстафия", искры
и головни попали в открытый люк порохового погреба, и корабль взорвался;
шедшим на помощь шлюпкам пришлось спасать уцелевших . Почти одновременно
взлетел на воздух "Реал-Мустафа".

При взрыве Круза с обожжённым лицом выбросило в море. Он спасся, ухватившись
за обломок корабля. Освободив карман от тяжёлого кошелька с червонцами,
моряк удержался на воде. К счастью, вблизи оказалась мачта с марсом, на
которой спасались штурман Слизов и констапель Миллер. Вскоре всех троих
приняли в шлюпку.

После двух взрывов, засыпавших турецкие корабли горящими обломками,
султанский флот устремился к Чесменской бухте, и русские корабли заблокировали
его. На военном совете вечером того же дня было решено атаковать и сжечь
турецкий флот. В ночь на 26 июня от огня артиллерии и атаки брандеров турецкие
корабли запылали.

А.И.Круза за Хиосское сражение наградили орденом Св.Георгия 4 степени.
Позднее он служил на Чёрном море и на Балтике, водил эскадры в Немецкое
море и одержал победу над шведами в Красногорском сражении 23-24 мая 1790
года.

Что же касается "Евстафия", большая часть экипажа которого
погибла при взрыве, то в честь его геройского подвига было решено содержать
в российском флоте корабль с названием "Память "Евстафия".
Такой чести он удостоился первым, задолго до брига "Меркурий"
и корабля "Азов".

Н.Ников

КАПЕРЫ ИВАНА ГРОЗНОГО

Первая в России попытка организовать борьбу с вражеским судоходством
на государственном уровне была предпринята во время Ливонской войны, когда,
по решению Ивана Грозного, на Балтийском море была создана каперская флотилия.

Царь финансировал её первые шаги (приобретение кораблей, наём команд),
обещал снабжать всем необходимым, а в случае пленения или ареста командующего
флотилией - царского наказного капитана Корстена Роде (датского пирата)
- вызволить его из беды. Кроме того, оный "наказной капитан"
получил от царя каперское свидетельство. За всё это он обещал Ивану Васильевичу
каждый третий захваченный им корабль, а также лучшую пушку на всех остальных
и 10 процентов от стоимости всей захваченной добычи.

Предполагалось, что флотилия Корстена Роде будет базироваться на Нарву
и туда же он будет приводить трофейные корабли. Однако удалённость района
деятельности флотилии (западная часть Балтики) от запланированной базы
и опасность встречи в окрестностях Нарвы с превосходящими силами противника
привели к тому, что захваченные корабли отводили в Копенгаген или на остров
Борнхольм, где их и продавали.

Деятельность Корстена Роде началась с того, что в порту Аренсбург (остров
Эзель, ныне Сааремаа) он приобрёл на царские деньги небольшое парусно -
вёсельное судно пинк (по другим источникам, флейт) с необходимыми припасами,
установил на нём пушки, нанял матросов и вышел в море. Дальнейшая его деятельность
осуществлялась на захваченных кораблях и была самоокупаемой.

За четыре месяца 1570 года флотилия, состоявшая из пяти кораблей, захватила
22 приза с грузами стоимостью в полмиллиона талеров. Однако отсутствие
собственной базы вблизи района действий ставило царских каперов в зависимость
от датских властей на Эзеле, а они под давлением антирусской дипломатии
в октябре 1570 года арестовали Корстена Роде и конфисковали его корабли.
В датских архивах сохранилась нота Ивана Грозного датскому королю с протестом
против ареста Корстена Роде.

В Вологде Иван Грозный приказал строить каперскую флотилию для действий
в Атлантике, но Ливонская война окончилась прежде, чем она была создана.

М.В.Чекуров